Слепой просчёт: почему оренбуржцы годами стоят в очередях на глазные операции

Аналитика
Слепой просчёт: почему оренбуржцы годами стоят в очередях на глазные операции
Слепой просчёт: почему оренбуржцы годами стоят в очередях на глазные операции
19 июня 2019, 14:59Фото: 56orb.ru
По подсчётам специалистов, в Оренбургской области сегодня половина нуждающихся в офтальмологической операции вынуждены оплачивать её из своего кармана. А из 12 000 пациентов, ежегодно нуждающихся в оперативном лечении глазных болезней, «казённая» квота открывается только для 4900.

Чудо технологии

Офтальмологические заболевания считаются в мире одними из самых сложных в лечении — и самыми распространёнными. Так, по данным Минздрава РФ, до 70% населения нашей страны имеют проблемы с глазами, причём каждый двадцатый ребёнок в возрасте старше 5 лет уже вынужден носить очки. Большой объём зрительной информации, телевизоры, смартфоны и планшеты, постоянная работа за компьютером — всё это буквально «убивает» наше зрение.

Как следствие — близорукость (миопия) и дальнозоркость, глаукома и катаракта, вторичные нарушения в структуре сетчатки глаза, связанные с сахарным диабетом и сердечно-сосудистыми заболеваниями — список недугов более чем обширен. И с каждым годом число тех, кто нуждается в помощи офтальмологов, только растёт.

Оренбургский филиал МНТК "Микрохирурги глаза" появился в нашем городе в 1986 году.

Но Оренбургской области в своё время несказанно повезло. В 1986 году в нашем городе открылся Межотраслевой научно-технический комплекс (МНТК) «Микрохирургия глаза», один из 10, построенных в регионах России. Тогда это казалось чудом: на фоне убогих «глазных отделений» при больницах МНТК выглядел, словно из фантастического буклета. Футуристического вида здание с палатами, отделанными в стиле «хайтек». Новейшее офтальмологическое оборудование — эксимерные лазеры, фотонные коагуляторы, интраокулярные линзы (искусственные хрусталики) — от одних только названий инструментов и технологий голова шла кругом! Внутри операционных вид был, словно на борту космического корабля из фильма «Стартрек»; а хирурги, облачённые в специально разработанные для МНТК стерильные костюмы с масками, только дополняли футуристичность происходящего.

Справедливости ради нужно отметить — «Микрохирургия глаза» в 80-х годах прошлого века действительно стала уникальным, прорывным опытом по внедрению самых современных офтальмологических технологий того времени. Ходили слухи, что на строительстве одного из 10 центров именно в Оренбурге настоял тогдашний министр газовой промышленности Виктор Черномырдин — первоначально якобы планировалось возвести его в более густонаселённом Ижевске. Но «суровый Степаныч» потребовал обеспечить доступной медпомощью город газовиков — ослушаться его не могли.

Памятник трагически погибшему основателю МНТК, изобретателю "конвейерного" метода проведения офтальмологических операций Святославу Фёдорову.
Фото:56orb.ru

Между тем уникальная «конвеерная» методика проведения операций на глазах, разработанная выдающимся офтальмологом Святославом Фёдоровым, позволила оренбургскому филиалу МНТК выполнять по 15 тысяч операций в год. Сегодня возможности филиала ещё выше — в 2018 году наши офтальмологи провели почти 25 тысяч операций. Вот только львиная доля из них проводится на коммерческой основе. За бюджетный счёт, то есть бесплатно для оренбуржцев, в круглосуточном стационаре «Микрохирургии глаза» побывали только 1500 человек. И всё — казённые деньги закончились.

«Власть закрыла на меня глаза!»

В редакцию сайта 56orb.ru обратился оренбуржец Сергей П., которому необходима срочная операция по лечению катаракты. За минувший год из-за ухудшения прозрачности хрусталика зрение на одном глазу резко упало, «пятно видимости» сузилось так, что боковым зрением почти ничего не видно. Начались проблемы и на втором глазу.

Врач в районной поликлинике выдал направление на обследование в МНТК, и в декабре прошлого года пенсионер встал в очередь на операцию.

Провести её должны были в мае–июне этого года, но в клинике ему сказали, что квота на операцию уже выбрана, бюджетных денег на него не хватило. И предложили вновь подождать — авось, до сентября кто-то от операции откажется, и тогда его вызовут. Другой вариант — самому заплатить за медицинскую услугу сумму в районе 40 тысяч рублей. Пенсионер был вынужден отказаться, так как такой крупной суммой денег он просто не располагает.

Фото:56orb.ru

Редакция сайта 56orb.ru решила разобраться в сложившийся ситуации и направила соответствующие вопросы в Министерство здравоохранения Оренбургской области. Чуть позже с нами связалось руководство МНТК, которому, судя по всему, поручили разъяснить ситуацию. Вскоре журналист сетевого издания встретился с директором оренбургского филиала «МНТК Микрохирургия глаза» Александром Чупровым. Тот подтвердил, что ситуация, произошедшая с пенсионером, к сожалению, типичная. Ежегодно в оперативном офтальмологическом лечении нуждаются порядка 10-12 тысяч оренбуржцев. А бюджетных денег на всё последние три года выделяется примерно в три раза меньше, чем требуется для того, чтобы полностью закрыть проблему.

Операционный "конвейер" позволяет проводить до 30 тысяч операций в год. Однако средств ФОМС выделяется всего на 4900 операций.
Видео:56orb.ru

— У нас есть места. Мы записываем людей на льготные операции. Точную дату назначать мы не можем. По факту мы говорим примерно,

«в течении этого года или на следующий год мы вас включим, если не желаете ждать — можете обратиться в другие учреждения»

Расписано всё поквартально. Бывают люди не приходят, и тогда на эти места кладём тех, кто к нам обращался. Но конкретных чисел мы не называем. В июне–июле у нас меньше всего пациентов. А перед новым годом традиционный наплыв. Октябрь и март- тут тоже не пробиться вообще. Иногда освобождаются места на операцию, тогда мы и берём пациентов из обратившихся, но не попавших в список квот.

Так, Территориальным фондом ОМС Оренбургской области (то есть на обслуживание по страховым медполисам ОМС) выделено на 2019 год лимит в 29 млн. рублей на лечение в круглосуточном стационаре МНТК — этого хватит на проведение примерное 500 операций. Ещё 38 млн. выделено на дневной стационар — ещё около 1400 больных можно принять.

Федеральный фонд ОМС в рамках программы оказания высокотехнологической медпомощи на наш регион дополнительно к региональным деньгам выделяет сумму, которой хватит ещё на 2500 операций в 2019 году. Итого весь объём госфинансирования на глазные операции позволит принять максимум 4900 человек. Из, напомним, 10-12 тысяч оренбуржцев, которым уже срочно нужно оперативное вмешательство.

— Проблема очень серьёзная, ведь недолеченные недуги приводят к накоплению заболеваемости. Как следствие — показатели заболеваемости по офтльмологии в нашем регионе значительно превышают аналогичные в соседних регионах Приволжского федерального округа. — говорится в ответе медучреждения на информационный запрос.

Сам же пенсионер Сергей П. недоумевает — почему он, всю жизнь честно работавший и плативший все взносы — в ОМС, налоги и т. д. и крайне редко обращавшийся к врачам, сегодня лишён права на «единственную в жизни бесплатную операцию». Он не ветеран и не относится к особой «спецкатегории» льготников, которых «двигают» в очереди. Обычный человек, «работяга», честно трудившийся — в своё время на Машзаводе, потом на других предприятиях области.

«Почему власть закрыла на меня глаза? Чем я хуже, например, заслуженных пенсионеров-чиновников, которым особые преференции положены?» — задаёт он риторический вопрос.

«Езжайте в Уфу, там помогут»

Парадоксально, но сегодня оренбургский филиал МНТК «Микрохирургия глаза» принимает иногда даже больше иностранных пациентов, чем собственно оренбуржцев по программам государственного ОМС. К нам целыми автобусами привозят жителей Казахстана, а с недавних пор и Узбекистана, и даже стран дальнего зарубежья, Восточной Европы на глазные операции. Да, всем иностранцам делают их только по коммерческим расценкам. Но сам факт того, что «их» граждане могут себе позволить вылечить ту же катаракту и взглянуть на мир своими глазами без очков, а наши жители, на чьи деньги, собственно, и создавался центр, давятся за место в очередях.

Причём расценки на операции относительно европейских клиник очень низкие, чем и пользуются «медтуристы». Тарифная сетка такова, что хирург, например, получит за операцию всего около 500 рублей после уплаты всех налогов, расчётов за оборудование, материалы, медикаменты…

— 3000 рублей стоит только войти пациенту в операционную. Подготовка больного, специальный халат, антисептическая обработка, обслуживание оборудования — всё это влетает в копеечку, — объясняют специалисты МНТК. — Современная высокотехнологичная медицина — дорогое удовольствие, но и результат впечатляющий. Сегодня рядовыми стали операции, которые ещё 30 лет назад были практически невозможны, и врачи попросту отказывались даже от мыслей их проводить.

— В прошлом году мы превысили квоту на 7 миллионов рублей, проведя «лишние» операции сверх тех средств, что запланировал ФОМС. Оплатить нам эти деньги отказались, так что мы фактически делали их за свой счёт, — говорит Александр Чупров.

При этом он добавляет: снизить себестоимость работ и повысить их качество можно как раз увеличением загрузки комплекса. Сейчас он может принимать и обслуживать больше пациентов при примерное тех же постоянных затратах. А врачи не будут терять навык в паузах, ожидая нового операционного больного.

Однако парадокс ситуации в том, что не выделяя деньги собственным медицинским офтальмологическим центрам, областной ФОМС с молчаливого согласия правительства Оренбургской области охотно финансирует соседние регионы… перенаправляя оренбургских больных в Уфу, Казань и Самару. Объём межтерриториальных трансфертов за проведённые офтальмологические процедуры с этими регионами превышает 200 миллионов рублей за год. То есть почти в 7 раз больше, чем выделяется областью на операции в собственных оренбургских медцентрах.

Объясним на пальцах, как это выглядит на практике: приезжает больной (например, наш Сергей П.) в МНТК в Оренбурге и узнаёт, что квот нет — деньги, выделенные Фондом обязательного медицинского страхования, уже закончились. Но он может взять направление у своего лечащего врача в центр в другом регионе — например, в Уфе. Если там квота есть, то по закону отказать в приёме больного медучреждение не имеет права — кладёт его в стационар, делает операцию и проводит всё через полис ОМС. То есть — бесплатно.

Однако затем счёт за лечение всё равное выставляется фонду ОМС того региона, откуда приехал пациент.

То есть, операцию в любом случае оплатит Оренбург — но деньги уйдут не своим врачам, а соседним.

Напомним ещё раз — сумма трансфертов только в ближайшие к нам регионы — 200 миллионов рублей. Сравните с 29 миллионами, которые заложили на лечение в круглосуточном стационаре в Оренбурге.

Стоит ли удивляться оттоку медицинских кадров, профессионалов (и не только в области офтальмологии) в другие регионы? Ведь люди едут работать туда, где есть финансирование и возможности для заработка, совершенствования профессиональных навыков. А у нас де-факто больницы «переключают» в формат центров продаж.

Региональный ФОМС боится, что даст слишком много денег оренбургским медучреждениям? Ведь деньги-то как раз в регионе есть, раз могут себе позволить по 200 млн. в год раздавать.

Или, может быть, у некоторых чиновников есть какие-нибудь договорённости с щедрыми соседями, которые как раз заинтересованы в «медицинском туризме из Оренбуржья»? Впрочем, на эти вопросы ответы давать должны уже компетентные органы.

Сюжеты:
Эксклюзив
Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter