Неизвестные жертвы. 57 лет назад сгорели 106 учеников в деревне Эльбарусово

Неизвестные жертвы. 57 лет назад сгорели 106 учеников в деревне Эльбарусово

Неизвестные жертвы. 57 лет назад сгорели 106 учеников в деревне Эльбарусово

30 марта 2018, 13:06
Общество
Фото: gov.cap.ru
Памятный монумент на месте трагедии.
Пожар в кемеровском ТЦ "Зимняя Вишня" стал самым резонансным и чудовищным по людской безответственности. Но страшный список по числу жертв возглавляет всё-таки трагедия в Эльбарусовской школе Чувашии. 57 лет назад там в пожаре погибли 106 детей и 4 учителя. Треть века эта история была засекречена в архивах МВД и КГБ.

Лишь после развала СССР, 30 лет спустя, страна узнала о том, что произошло в далёком 1961-м. О том, как в небольшой деревне, всего в 40 километрах от Чебоксар, огненный вихрь уничтожил местную школу. В его пламени погибла половина учеников, а власти даже не удосужились похоронить их в отдельных могилах.

Об этом рассказывают "Новые Известия".

По архивным документам, Эльбарусовская школа была открыта 15 ноября 1893 года в чувашской деревне, в доме крестьянина Ивана Романовича Чалкова. Первоначально называлась «школой грамоты» и находилась в ведении Тогаевской церкви.

Первым учителем школы по праву считается псаломщик Иван Алексеевич Алексеев. Учила детей и его супруга, Александра Николаевна, русская по национальности. В школе насчитывалось 40 детей, и обучали их в течение 4 лет чтению, письму, счету. Много внимания уделялось учению молитв, чтению религиозных книг. С учащимися работали также приезжие учителя.

По косвенным архивным данным, о необходимости открытия Эльбарусовской школы хлопотал сам Илья Николаевич Ульянов - отец Владимира Ульянова-Ленина. Однако воплотить свой замысел по развитию народного образования в Чувашии не успел.

С 1914 года началось строительство деревянного здания школы в центре деревни, однако отрыли его для обучения лишь десять лет спустя. В двух классных помещениях обучались первый и третий классы и второй, четвертый классы.

В 1928 году школа была полностью построена, она стала восьмилетней. Заведующим был Павлов Илья Павлович. В Эльбарусовской школе обучались дети из всей Покровской волости (позже - Мариинско-Посадского района Чувашской АССР).

В 1932/33 учебном году школе присвоили звание образцовой, а позже она стала средней.

С началом Великой Отечественной войны почти все учителя-мужчины ушли на фронт. Вместе с 34 учителями воевали и 96 выпускников школы, из них 30 погибли.

После Победы и район, и школа развивались - к 1961 году, когда случилась трагедия, там учились уже около 300 ребят.

В день трагедии - 5 ноября 1961 года в школе проходил праздничный концерт, посвящённый приближающейся 44-й годовщине Октябрьской революции. Отдельного актового зала в школе не было, и торжества проводили в сдвоенных классах: отодвигалась временная стена между двумя соседними помещениями.

Для освобождения пространства парты отодвигались к окнам и ставились друг на друга. Партами также была загорожена передняя дверь. В результате свободными для аварийного выхода оказались только одно окно и одна дверь.

Помещение было рассчитано на 115 детей. Но по указанию директора школы на сбор должны были придти все учащиеся 1 - 6-х классов, а это 230 человек. Без сопровождения родителей были допущены также дети дошкольного возраста.

Пока шёл концерт, в соседнем кабинете физики по указанию директора учитель Иритков ремонтировал бензиновый двигатель. Его использовали как резервный источник электроснабжения. Доподлинно неизвестно, что именно произошло с мотором, но бензин в баке вспыхнул, от хлопка он опрокинулся, огненная струя полилась на пол, а затем под дверью просочилась в коридор.

Деревянное здание школы занялось мгновенно.

«Сразу стало горячо, темно. Поднялся пронзительный страшный крик, все разом рванулись к окну. Я стояла в хоре как раз рядом с окном.

Хору аккомпанировал наш деревенский парень, он сразу разбил окно баяном. Меня сзади толпа прижала к подоконнику; в какую-то секунду меня отпустили, и я вывалилась наружу. Почти сразу за мной вышел огонь из окон, начало все гореть с треском, воем, пламя охватило всю школу...» - вспоминает Татьяна Михайлова, которая училась тогда в 6-м классе школы.

А ее одноклассник Аркадий Гаврилов помнит, что:

«От пола к самому потолку поднялся черный дым, и жаркое пламя охватило зал. Я и мой братишка получили сильные ожоги, но спаслись, а вот сестренка Раиса погибла, как и половина ребят из моего класса...»

Учитель Иритков, кстати, спасся. Он одним из первых выпрыгнул в окно, видя разливающееся море огня. Его позже осудили на 10 лет лагерей, а директора школы Самуилу Ярукину - на 8 лет.

Между тем пожар за считанные минуты охватил всё здание. Когда по осенней распутице к месту трагедии приехали пожарные расчёты, спасать было уже некого и нечего - на месте школы тлели обугленные головешки. Сгоревших детей, вернее то, что осталось от их тел, вытаскивали и складывали на спортплощадке у школы.

Власти решили похоронить детей в братской могиле прямо на следующий день, - они очень торопились, поскольку был канун «большого праздника» - 7 ноября.

Детские гробы положили в два ряда. При свете автомобильных фар огромную могилу заваливали бульдозером. Каждый раз, когда он отходил назад, рыдающие матери подбегали и вбивали в землю колышки, чтобы запомнить родную могилку... написала позже историк Полина Иванова.

Сообщений в советской прессе о самой массовой гибели детей при пожаре в СССР не появилось. Тридцать лет "эльбарусовское дело" лежало засекреченным на пыльных полках архива республиканского МВД. В закрытом режиме прошёл и суд над виновниками трагедии, что с ними стало после отбытия наказания, история умалчивает.

Гриф "Секретно" с дела был снят лишь в 1991-м. Тогда же на месте школы прошла панихида по усопшим, а чуть позже был установлен памятный монумент.

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter