Игры с огнём: чем опасны в Оренбурге районы самовольной частной застройки.

Игры с огнём: чем опасны в Оренбурге районы самовольной частной застройки.

Игры с огнём: чем опасны в Оренбурге районы самовольной частной застройки.

12 сентября 2017, 09:48
Город
Фото: VK.com
Трагические события в Ростове-на-Дону, где, предположительно, в результате поджога сгорело более 100 домов, стали грозным предупреждением и другим регионам.

Практически в каждом городе есть своя "театралка" и свой "шанхай", где масса самостроев чуть не крышами касаются друг друга, не имея ни пожарных гидрантов, ни проездных путей для тяжёлой техники МЧС. Не стал исключением и Оренбург - старожилы города (да и муниципальные службы тоже) хорошо знают потенциально опасные места, где в любую минуту занявшийся огонь может привести к выгоранию целых кварталов.

Сами жители Ростова уверены: за пожаром там стоят крупные строительные фирмы, которые давно зарились на земельные участки под самостроями. В Оренбурге тоже происходили подозрительно похожие истории, когда на месте сгоревших "трущоб" вскоре вырастали элитные многоэтажки. Журналисты 56orb.ru прогулялись по самым проблемным в части соблюдения противопожарных мер местам города и побеседовали с местными жителями -не боятся ли они повторения огненной трагедии?

Шанхай

Самое известный "трущобный" район города с самой хаотичной и незаконной застройкой. Пожары здесь 0 явление нередкое, особенно зимой, но, к счастью, массового выгорания кварталов прежде удавалось избежать.

Конечно, сам Шанхай для серьёзного застройщика интереса не представляет: что возьмёшь от ямы на рабочей окраине, да ещё и с таким соседством? Но вот если спуститься с горы Маяк к живописному берегу Сакмары, то улицы Манежная и Домбаровская могут в перспективе стать местом застройки домов у реки.

Однако люди, проживающие в этом районе, признались, что боятся не столько риэлторов и застройщиков, сколько своих неблагополучных соседей, способных в пьяном угаре заснуть с непогашенной сигаретой в зубах. К тому же в асоциальных семьях, как правило, не приходится говорить о сколькно-нибудь приличной электробезопасности. Энергию воруют, накидывая на столбы провода, дома греются самодельными обогревателями и варят кашу на самодельных же плитках. Так что полыхнуть может в любой момент, но отнюдь не по злому умыслу.

- Кому мы тут нужны? - мрачно резюмировал один из крепких местных старожилов Николай Матюшкин. - У некоторых даже адреса правильного, почтового нет: вызови пожарных, так они и до места не доедут, заблудятся...

Исторический центр

А вот пенсионерка Раиса Воропаева, живущая в историческом центре Оренбурга в большой квартире в старом доме на улице Орджоникидзе, призналась, что боится пожара. Так как вот уже несколько лет воюет с соседом-предпринимателем, скупившим в их доме уже четыре квартиры из шести. Сам он, хозяин крупной строительной компании, понятное дело, в этом доме не живёт. А на судебные заседания не является, поскольку постоянно находится за границей. Так объясняет его юрист.

Ветеран Великой Отечественной войны, инвалид первой группы Раиса Захаровна уверена, что как только они с дочерью согласятся на переезд в дешёвую однокомнатную квартирку в Кушкулях (как предлагает ей сосед), их дом, представляющий историческую ценность, будет тут же разрушен, а на шести сотках земельного участка появится офисный центр в пять этажей.

- Не думаю, что подожгут, - говорит она. - Но от "хозяев жизни" можно ждать чего угодно. А я просто хочу дожить свой век у себя дома.

Набережная Урала

Но больше всего тревожатся за своё жильё хозяева домов, расположенных в районе набережной, ставшей естественным продолжением Бульвара. В нынешнем году главный архитектор города Сергей Бренёв и руководитель частного проектного бюро Наталья Ибрагимова опубликовали в соцсетях проект перестройки Бульвара и набережной. И по этому проекту вместо частных строений на улице Берег Урала и трёх Паромных переулков должен быть выстроен новый микрорайон. Такой же, как с другой стороны автомобильного моста, только малоэтажной застройки на 4-5 этажей.

Для того чтоб у воды выросли новые дома, нужно как-то избавиться от старых. Но к их хозяевам никто не обращался с предложением выкупа. к тому же часть домиков уже осовременены, люди не станут отдавать их за бесценок или за согласие переехать в "однушку" где-нибудь в "Мёртвом городе".

- Да нас уже лет двадцать всё обещают снести, и ничего пока не происходит. А лет 15 назад газ провели. Люди строиться стали. Я вот тоже решил, пока суть да дело, буду дом благоустраивать. А там, как Бог даст. Мы бы, может, и согласились на переезд, но пока никто ничего не предлагал. А пожара здесь, конечно, все боятся. Сами видите - дом на доме.- поделился наболевшим хозяин дома на Паромном переулке Алексей Комаров.

Усугубляет ситуацию на Набережной и большое количество самостроя. Некоторые жители признавались, что живут тут, в буквальном смысле на птичьих правах. Нередко на участке построен полноценный дом, а по документам - птичник. В случае чего сгорит всё синим пламенем - и никому не докажешь, что здесь жили люди, а не куры.

- У нас ведь другого жилья нет. Сгорят, останемся на улице. А сколько здесь неблагополучных соседей. Они ведь и оформиться не могут. Не хочется думать о плохом. Да и риэлторы к нам не обращались. Может, богатые не хотят жить в соседстве с тюрьмой, чтоб на них зеки из окон смотрели?..призналась жительница улицы Берег Урала Татьяна Матвеева

Следственный изолятор, возвышающийся на заднем плане частного сектора, и в самом деле, не лучшее соседство с дорогой застройкой. Но это слабое утешение для небогатых жителей района, для которых главную опасность представляет "золотая" земля, где стоят их скромные дома.

Бельмо на городском глазу

В администрации города Оренбурга, между тем, не скрывают - да, проблемы с противопожарной безопасностью в районах самостийной частной застройки есть. Службы МЧС регулярно проводят рейды и выписывают штрафы хозяевам строений, возведённых без соблюдения норм. Но это - официальная позиция. В неофициальных же беседах чиновники лишь разводят руками: по генплану частной застройки например, в районе улиц Пролетарской и Комсомольской не должно было быть уже с конца 80-х годов прошлого века. Но "лихие" 90-е остановили процесс модернизации города, и как теперь расселять проблемные кварталы - никто не знает. Застройщики, конечно, пытаются работать, выкупая старые дома у собственников, но далеко не все соглашаются продавать их за разумную цену. Нередко же в халупе, где нет ни воды, ни газа, прописаны 10-15 человек - и каждый требует себе минимум однокомнатную квартиру. Более того, обычно настоящие собственники давным-давно и не живут в этом доме, сдавая его кому ни попадя. Но зато сам дом уже приватизирован через суд и ничего с собственниками поделать нельзя.

На либеральной волне 90-х тут ведь полный беспредел творился. Каждый через суд и БТИ приватизировал, что хотел - вплоть до телеграфных столбов, наплевав на градостроительные планы и утверждённые схемы застройки. И суды шли навстречу, выдавая свидетельства о собственности. Считаю, это была огромная ошибка, расхлёбывать которую придётся не одно десятилетие. комментирует заместитель директора риэлторской фирмы Павел Аничкин.

Напоминанием о том, что в нашем городе в любой момент может повторится ростовская "театралка", стал пожар, вспыхнувший в минувшую субботу, 9 сентября, в доме на на улице 75 Линия. Три часа огнеборцы не могли усмирить пламя, а причиной стала самовольная надстройка, которую возвёл хозяин: новая кровля закрывала старую. Причём Восточны посёлок, где и расположена 75-я линия, считается далеко не маргинальным. В том же Шанхае или на набережной Сакмары самостроев в разы больше, а подъездных путей зачастую нет даже для легковушки (особенно зимой, когда всё зарастает сугробами).

Конечно, нужен план комплексной реновации таких районов, но где взять деньги? комментируют представители городского Управления градостроительства и архитектуры.

- Это Москва может позволить себе только на снос хрущёвок потратить 210 миллиардов рублей. А это, на минуточку, 25 годовых бюджетов Оренбурга...

Поэтому вопрос с районами проблемной застройки и остаётся "бельмом на глазу". Впрочем, такая история длиться без малого уже 30 лет. До очередного пожара?

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter