Ни пармезана, ни детского питания. Где провалилось продуктовое импортозамещение
Аналитика

Ни пармезана, ни детского питания. Где провалилось продуктовое импортозамещение

28 мая 2019, 17:26Photo: 1mediainvest.ru
Ровно пять лет назад в России было введено продуктовое эмбарго — как ответ на европейские санкции. В страну запретили импортировать почти все продукты питания из стран Европы и США. Что удалось, а что провалилось в программе импортозамещения выясняли «Новые Известия».

Хлебная пятилетка.

Справедливости ради нужно отметить — вопреки скептикам и «всепропальщикам» пять лет контрсанкций стали серьёзным стимулом для развития своего сельского хозяйства. Россия за эти годы стала мировым лидером по экспорту зерна, входит в число крупнейших экспортёров рыбы и подсолнечного масла.

Как заявляет министр сельского хозяйства Дмитрий Патрушев,

«За это непродолжительное время мы во многом научились обеспечивать себя той продукцией, по которой раньше полностью зависели от импорта».

И это на самом деле так, если смотреть на долю импорта готовой продукции:

* данные Правительства РФ** данные ИКАР*** Данные IV Съезда работников рыбохозяйственного комплекса РФ**** Данные Минсельхоза***** Данные аналитического центра Milknews****** Данные Системы мониторинга продовольственной безопасности******* Данные Росстата
Photo:"Новые Известия"

Как видно из таблицы, мы почти полностью кормим себя мясом птицы, свининой, хлебом… Неплохо дело обстоит с рыбой, уменьшается зависимость от импорта говядины. А вот импортных овощей, фруктов и ягод даже стало больше — пусть и ненамного в процентном соотношении.

Зато с производством молока и изделий из него ситуация, мягко говоря, далека от идеала. В прошлом году, по данным Росстата, в России было произведено 30,6 млн. тонн молока, но из них 11,9 млн. тонн — в личных хозяйствах населения. Таким образом, мы обеспечиваем себя молоком на 80% от потребностей. Но нюанс в том, что промышленного продукта, который можно использовать для производства сыров, сливочного масла и т. д. — менее 20 тысяч тонн. И особых подвижек в производстве так достигнуто и не было.

Полуфиналист Всеросийского конкурса «Лидеры России», директор крупного саракташского молокозавода Руслан Сагитов отмечает, что этому спаду способствует несколько причин.

— В целом такая тенденция, увы, есть. Причин тут несколько, но ключевая, на мой взгляд — это переориентация бизнеса. Хозяйства покупают крупные инвесторы, а им интереснее и проще заниматься растениеводством.

Photo:1MediaInvest

Как следствие, промышленные предприятия испытывают дефицит доступного и качественного сырья. По оценке Роспотребнадзора, в прошлом году 22% молочной продукции было признано фальсификатом. Аналогичная ситуация и с мясной продукцией, — говорит председатель Комитета Торгово-промышленной палаты Москвы по инвестсреде для бизнеса Анна Вовк.

В целом, при анализе продуктового импортозамещения видно: наиболее быстро и активно «заместились» именно сегменты продовольствия для небогатых слоёв населения. А вот производить тот же пармезан попросту невыгодно: слишком велики затраты и слишком долгий цикл возврата средств. Российский бизнес предпочитает вкладывать в более оборачиваемые проекты с близкой перспективой получения прибылей.

Земля — наша, семена — заграничные.

Есть еще один нюанс: если на товаре бирка «сделано в России», это вовсе не означает, что данная продукция полностью независима от импорта. Это касается даже сельскохозяйственных культур, выращенных в России. Более 70% картофеля, 90% сахарной свеклы зависят от импортных семян, — говорит руководитель отдела, доцент Всероссийского научно-исследовательского института организации производства, труда и управления в сельском хозяйстве Светлана Сушенцова.

Ещё одна серьёзнейшая проблема продуктового импортозамещения — это сектор детского питания. По оценке Danone и Nestle, 90% этой товарной группы в нашей стране — чистый импорт. Лишь одно отечественное предприятие выпускает заменитель грудного молока по полному циклу. Да и то использует импортную деминерализованную подсырную сыворотку.

Огромные проблемы у нас с производством фруктов. До сих пор треть — это импорт, и за пять лет процент этот только вырос. Причём данные не включают в себя традиционно нехарактерные нам бананы или ананасы. Обычные яблоки, вишня, слива — и те мы везём «из-за бугра». Объёмы их производства, по данным Росстата, практически вдвое отстают от объёмов импорта.

Photo:1MediaInvest

Конечно, фруктовый сад за год не разобьёшь, для восстановления производства потребуются не годы даже - десятилетия. Но и без долгосрочных проектов ещё множество проблем в сельском хозяйстве.

- 50% чернозёма мира находятся в России. И мы их нещадно эксплуатируем, забирая питательные вещества. Вносим только 40-45 кг действующего вещества на 1 га. Это очень-очень мало. Мы закладываем бедность в следующие поколения. В 90-е годы мы потеряли многие формулы действующих веществ, их надо восстанавливать, но такая работа не ведётся,считает Академик-секретарь отделения сельскохозяйственных наук РАН Юрий Лачуга.

Некоторые эксперты и вовсе считают, что продуктовое импортозамещение по всем позициям - нереальна:

- Если открыть границы, то не факт, что будет спрос на отечественный сыр, поскольку немецкий и финский - зачастую дешевле и лучше по качеству, - говорит Директор Центра агропродовольственной политики РАНХиГС Наталья Шагайда.

Тем не менее государству нужно сосредоточить силы в преодолении большой зависимости от импортного семеноводства. И в овощеводстве большой удельный вес импортных гибридов. Надо восстанавливать разорванную связь опытных хозяйств и исследовательских институтов. Для того, чтобы новые отечественные гибриды стали выращивать повсеместно, нужно наработать товарные объёмы семян. Это и делали раньше опытные хозяйства. Однако сейчас у нас нет этого промежуточного связующего звена», - говорят эксперты.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter