Власти Оренбуржья сдвинули сроки весенней охоты
31 марта , 17:13
Общество
Photo: 2gis.ru
Из-за довольно быстрого распространения новой короновирусной инфекции власти Оренбургской области решили перенести сезон весенней охоты.

По этому пути уже пошли некоторые регионы в западной части России. Причина довольно проста и в чем-то даже ужасна: распространение новой коронавирусной инфекции. Передается эта зараза воздушно-капельным путем, на различных поверхностях она так просто не гибнет. И вполне комфортно себя чувствует при температуре воздуха в 6-8 градусов тепла.

В Оренбуржье из-за запретов по коронавирусу едут охотники из других регионов

Непонятно, почему запрета не было раньше. Но, как говорится, лучше уж поздно, чем никогда. В правительстве Оренбуржья все-таки обратили внимание на пробел в ограничительных мерах и поспешили изменить документы. Сроки весеней охоты скорректированы.

На юге региона (Адамовский, Акбулакский, Беляевский, Домбаровский, Илекский, Кваркенский, Новоорский, Ташлинский, Оренбургский и Светлинский районы, Соль-Илецкий, Ясненский, Гайский и Кувандыкский городские округа пострелять по уткам и гусям можно будет с 17 по 22 апреля.

В северных территориях (Александровский, Асекеевский, Бугурусланский, Бузулукский, Грачевский, Красногвардейский, Курманаевский, Матвеевский, Новосергиевский, Октябрьский, Первомайский, Переволоцкий, Пономаревский, Сакмарский, Саракташский, Северный, Тоцкий, Тюльганский, Шарлыкский районы, Сорочинский и Абдулинский городские округа) — с 17 по 26 апреля.

— Сроки любительской и спортивной охоты на пернатую дичь в период весенней охоты 2020 года, указанные в уже выданных разрешениях на добычу птиц, будут считаться действительными, — пояснили в правительстве области. — Управлением охотничьего хозяйства, использования объектов животного мира и водных биологических ресурсов министерства природных ресурсов, экологии и имущественных отношений Оренбургской области выдача разрешений на добычу птиц приостановлена до особого распоряжения.

Но что делать теперь с рыбаками? И будут ли наказывать тех, «кто не знал, не читал и не видел»?