56orb.ru
«Дорогие мои старики». Сколько стоит жизнь в оренбургских домах престарелых
3 октября 2018, 17:45
Общество
«Дорогие мои старики». Сколько стоит жизнь в оренбургских домах престарелых
Фото: 56оrb.ru
Россия стремительно стареет. Этот статистический факт подтверждается как отечественными, так и зарубежными исследованиями — через 20 лет в стране каждый третий житель будет преклонного возраста. И вместе с этим всё острее встаёт проблема доступности геронтологических учреждений. В простонародье — домов престарелых.

Место дожития.

По данным Росстата сегодня в России работают 800 геронтологических центров общего типа (для относительно здоровых людей).

Кроме того, пожилых пациентов принимают ещё около 500 психоневрологических интернатов. Последние содержат и лечат тех, кто страдает деменцией и другими старческими расстройствами психики. Завершают список три десятка частных центров, или коммерческих домов престарелых (по данным на конец 2017 года).

Всего во всех социальных учреждениях страны сейчас проживают порядка 200 тысяч пожилых. И ещё около 3 тысяч ждут своей очереди, чтобы переселится туда доживать годы «осени».

В Оренбургской области сегодня в геронтологических центрах живут более 4 тысяч человек. По словам министра социального развития Татьяны Самохиной, очередей в «обычные» учреждения для пожилых нет:

— В крупнейшем оренбургском геронтологическом центре «Долголетие» — 21 свободное место. В Орском доме-интернате — 7 свободных мест. В Бузулуке дом общего типа, там тоже есть свободные места,объясняет министр.

Но не всё так радужно, если дело касается мест в специальных учрежденияхтех самых психонервологических интернатах. Содержание и уход за теми, кто страдает деменцией и требует особого режима наблюдения и лечения более затратен для бюджета и требует более значительных ресурсов. Их не хватает, и в такие интернаты — очередь, просто так туда бабушку или дедушку не устроишь. Министр, впрочем, успокаивает: критичной ситуации нет. А если вопрос стоит остро, то есть некоммерческие автономные организации…

Фото:56orb.ru

Пенсионерский «олл инклюзив».

Частные дома престарелых для России пока явление скорее экзотическое. Их немного даже в богатых столичных регионах, а в провинции это и вовсе исключительная редкость.

В Оренбургской области коммерческих геронтологических центров в полном смысле этого термина нет. Хотя есть близкие по концепции пансионаты для пожилых. Разница между первыми и вторыми в том, что в пансионате максимум могут содержать человека 21 день, в то время как в классическом доме престарелых таких ограничений нет.

Формально, конечно, можно сроки пребывания продлевать раз за разом. Но — это если хватит денег у детей и родственников. Так как в среднем сутки проживания и лечения на пенсионном «олл инклюзиве» будут стоить от 800-900 рублей.

Яркий пример такого пансионата — не так давно открытый в Оренбурге социально-оздоровительный центр «Марсово поле». Как писала пресса, «социально значимый и очень нужный подарок родному городу сделал известный меценат и предприниматель Александр Зеленцов». На церемонии открытия «Марсова поля» присутствовал и губернатор Юрий Берг.

Вот только доступным для широкого круга «пенсионной общественности» пансионат этот точно не назовёшь. По прайсу, 21 день в одноместном номере обойдётся пожилому постояльцу в 49800 рублей. А три недели VIP-размещения потянут на 85700 рублей.

Ещё один частный оренбургский пансионат для старшей возрастной группы «Золотые годы» предлагает более щадящие цены — от 900 рублей за сутки. Правда, и условия тут спартанские: проживание в шестиместной комнате (хотя и полностью соответствующей санитарным нормам).

Четырёхместное размещение будет уже от 1200 рублей, двухместное — от 1500. Как ни крути, но даже при самом дешёвом раскладе средней оренбургской пенсии хватит в лучшем случае на полторы недели «золотоосенней» жизни.

Татьяна Самохина рассказывает, что в будущем есть надежда на создание государственно-частных партнёрств в этой сфере. В области аналогичная схема успешно применяется пока лишь в проекте детских садиков — там инвестор строит объект, а область затем частично компенсирует из бюджета плату за детсад. Всё равно ведь на каждого ребёнка выделяется определённая сумма из казны, и не суть важно, куда её направлять — в муниципальное учреждение или частнику. Главное, чтобы дети были в безопасности, умыты-накормлены и получали образовательные услуги.

С пансионатом для пожилых — аналогично. Правда, ни одного такого проекта у нас в области нет даже на среднесрочную перспективу, но министр уверена, что направление это весьма перспективно.

Приёмные бабушка и дедушка.

В России традиционно отношение к домам престарелым резко негативное. Об ужасах проживания там ходит множество слухов, а их обитатели считаются несчастнейшими из людей.

Оставим пока моральную сторону вопроса, а возьмём только сухие факты.

Статистика показывает, что возраст дожития человека в геронтологическом пансионате в среднем оказывается на 12 лет больше, чем «на свободе».

Особенно это касается мужчин. Что, впрочем, неудивительно: тут режим, стол строго по назначению врача, уход, медицинские процедуры… Тем же диабетикам, например, в обычной жизни далеко не всегда удаётся придерживаться строгой диеты, а ведь это ключевой фактор долголетия при этой болезни. В геронтологическом же центре вам точно будут строго дозировать продукты с высоким гликемическим индексом. Зачастую невкусно — но полезно.

Как пример — дом престарелых комплексного Центра социального обслуживания населения в Южном округе Оренбурга. Здесь проживают 26 человек, пенсионеры и инвалиды. Самому старшему из жильцов 96 лет.

Здесь у каждого старожила есть своя комната, питание создаётся с учётом рекомендаций врача и пожеланий пациентов. В центре постоянно работает психолог, который помогает привести мысли в порядок, помогает в решении семейных конфликтов.

К сожалению нередко в дом престарелых приходят люди, которые не могут найти общий язык с родственниками.

Плохие отношения в семье — одна из причин, по которой люди попадают в подобные центры, говорит директор комплексного центра социального обслуживания населения в Южном округе Оренбурга Ирина Михайлина.

Однако ситуация в семье может сложиться и так, что пожилой человек остаётся без родных, но желание обрести семью остаётся. Так, в центре соцобслуживания в Южном округе создано 4 супружеские пары. Новобрачные, несмотря на возраст, вновь обретают семью и смысл жизни.

Не исключаются и курьёзы. Несколько лет назад в одном из геронтологических центров мужчина заключил брак с очень пожилой дамой, как оказалось, для того, чтобы иметь возможность получать её неплохую пенсию. Бабушка была почти неходячей, а её новобрачный наоборот, ещё вполне бодрый старичок. И хотя при переселении в геронтологические центры значительная часть пенсии удерживается в счёт содержания, бабушкиного остатка хватало «молодому супругу» на сигареты и выпивку втихаря от докторов.

«Брачного афериста» вывели на чистую воду, пенсионную карточку супруги у него с позором отобрали. Но разводиться бабушка не стала: грех, мол, мужей на склоне лет менять…

Обретают новую семью пожилые и через оформление опекунства. Практика эта не сказать, чтобы массовая, но такие факты тоже есть.

Так, с 2014 года в Оренбуржье создано 77 приёмных семей. В них принимают пожилых людей, содержат их, взамен «приёмным взрослым детям» предоставляются льготы.

В регионе считают такую услугу перспективной, и сейчас ведётся работа на её развитие.