Как Егор Гофман и через 130 лет оренбургским пивоварам помог
29 января 2018, 16:28
Созданная полтора века назад торговая марка «Гофман» до сих пор является достопримечательностью Оренбурга. Ведь эти напитки сделаны по рецептуре, которой уже больше века.

Торговая марка «Гофман» известна оренбуржцам давно. Впрочем, слово «давно» в данном случае имеет точный временной промежуток в 150 лет. Ведь датой создания в нашем городе пивоваренного предприятия считается 1867 год. А его основателем - Антон Фёдорович Клюмп, потомок пленного солдата наполеоновской армии, навсегда оставшегося в России.

Судя по архивным документам, первый пивоваренный завод Антона Клюмпа в Оренбурге был открыт в 1867 году.

Тогда почему же фирма и торговая марка разнообразных пенных напитков до сих пор называются «Гофман»? Кем был этот человек, ставший настоящей легендой Оренбурга?

Баварский подданный

Известно, что для любого дела необходимы как организаторы, так и специалисты. Если Клюмп был предпринимателем и, собственно, хозяином нового завода, то Егор Гофман, подданный герцогства Баварии - профессиональным пивоваром. Как сказали бы сейчас, технологом производства.

Свою судьбу Георг Гофман выбрал сам. По семейным преданиям, он был вторым сыном одного из мюнхенских пивоваров. Ремесло освоил в совершенстве, а вот претендовать на получение в наследство отцовского производства он уже не мог. Потому и решил попытать счастья в далёкой России, прочитав в одной из мюнхенских газет объявление русского немца, искавшего себе специалиста на новый завод. Георг продал самую дорогую вещь из тех, что имел, - золотые часы. И на эти деньги купил себе билет до Оренбурга, в неизведанный край на границе Европы и Азии.

В наш город он прибыл в 1875 году, когда Клюмпу уже удалось выкупить участок в центре города и пройти в городской управе процедуру согласования на постройку здесь, на Неплюевской улице, собственного пивоваренного завода.

И если Антон Клюмп считался здесь не просто обрусевшим немцем, а уже фактически русским человеком, то Гофман для горожан поначалу оставался иностранцем. Русское имя и отчество молодой специалист взял себе ради того, чтоб стать своим среди оренбуржцев.

Весной 1876 года в местной газете было размещено первое объявление о продаже Мартовского пенного напитка, сваренного баварским пивоваром Егором Егоровичем Гофманом.

Рекламный ход хитрый Клюмп выбрал верно: и тогда, и сейчас оренбуржцы были падки на всё импортное. Есть и ещё один нюанс: сейчас нам трудно представить себе, что в девятнадцатом веке Европа была вовсе не такой богатой и развитой, как теперь. И не шла в сравнение с мощной Российской империей. Европейские специалисты, привыкшие жить и работать в режиме жёсткой экономии, удивлялись русской душе и русскому же размаху. Впрочем, и сам Гофман специалист был отменный - за свежими напитками выстраивались очереди не хуже, чем сейчас на улице Ленинской.

Так сложилась и судьба подданного Баварского герцогства Георга Гофмана, прибывшего в далёкий степной российский город на границе Европы и Азии по газетному объявлению в качестве обычного рядового технолога. Вместе с развитием завода он становился крепким управленцем, постепенно прибирая к своим рукам часть производства и бизнеса.

Мера - не бутылка, а ведро!

В 1887 году, через 20 лет после начального этапа открытия в Оренбурге пивоварни Клюмпа, на улице Неплюевской уже вовсю работал мощный по тем временам завод, где трудились 18 квалифицированных специалистов. Ими за один только этот год было сварено 96 тысяч декалитров пенного, что соответствует 960 тоннам.

Конечно, подобные цифры трудно сравнивать с нынешней производительностью компании и количеством работников современного предприятия: то и другое выросло более чем в десять раз. Но 130 лет назад для губернского города с населением почти в 70 тысяч жителей такое количество производимых пенных напитков было весьма солидным.

Продукция завода тогда делилась на четыре сорта: Мартовское, Баварское, Чёрное и Венское. Стоимость его измерялась странной для нынешнего времени мерой – вёдрами. Одно ведро пива стоило от 1 рубля 40 копеек до 1 рубля 70 копеек. Нетрудно посчитать, что нынешняя "полторашка" по тамошним меркам стоила бы от 21 до 27 копеек. Для сравнения - зарплата чернорабочего в Оренбурге в то время составляла 15-17 рублей в месяц, квалифицированного специалиста - в два раза больше. Чиновник средней руки зарабатывал порядка 50 рублей в месяц, а офицер в чине майора - около 80. Как видим, цена напитка была вполне доступна даже для небогатых слоёв населения.

Ещё один исторический факт: гофмановская пивоварня была чуть ли не единственной на всю округу: в конце XIX - начале XX века и близко не было того засилья "разливашек", что мы наблюдаем сейчас. Отведать пенного съезжались оренбургские казаки из многих окрестных станиц. Предприятие процветало.

Так было вплоть до 1892 года, пока не умер хозяин завода Антон Фёдорович Клюмп. Его приёмный сын Николай Антонович хоть и унаследовал бизнес отца, но заниматься им не собирался. Дело фактически перешло в руки Гофмана: к тому времени Егор Егорович "прикипел" и к своему детищу, и к новой Родине.

Шесть лет ещё Гофман служил управляющим при новом хозяине, пока не смог выкупить у наследника всё предприятие целиком. И в 1898 году стал не только технологом, но и полновластным хозяином оренбургской пивоваренной компании.

Напитки для рабочих и господ

Утверждать наверняка, с какого момента появилась марка напитков «Гофман», историки не берутся. Кто-то считает, что под этим товарным знаком стали производиться четыре сорта пива тогда же, в 1898 году, когда Егор Егорович выкупил завод. Кто-то указывает другую дату – 1902 год.

В этом самом году Гофман на паях с другим выходцем из той же Баварии Людвигом Бамбергом зарегистрировал предприятие уже под новым названием - «Товарищество парового пивоваренного завода Е. Е. Гофман & Co в Оренбурге (бывший Клюмп)». В «компаньонах» у него, надо полагать, был Бамберг, а упоминание Клюмпа стало не только данью уважения к основателю производства, но и определённым маркетинговым ходом. На слуху у жителей города и губернии была фамилия старого хозяина предприятия, которое славилось своей качественной продукцией.

Впрочем, уже скоро Гофман дал понять землякам, кто на самом деле все эти годы "рулил" производством и варил популярные напитки. К 1909 году производство настолько расширилось, что с ним едва справлялись 85 рабочих. А годовой оборот предприятия увеличился до 405 тысяч рублей.

"Гофмановским" торговали бутылками, вёдрами и на вынос. В рабочих кварталах оно было почитаемо из-за своей доступности. А у богатой публики в чести, к примеру, были напитки, продававшиеся в городских ресторанах.

Пенное круглогодично имелось в харчевне, расположенной в здании старой гаупвахты, в ресторане на набережной Урала. Летом торговля шла в Александровском сквере и в Зауральной роще, где имели собственные дачи состоятельные оренбуржцы.

Летописцы того времени отличали гофмановское от других марок отменным вкусом и разнообразием сортов. "Венское", "Пльзенское", "Баварское", "Богемское", светлое и темное, на равных конкурировало с этими известными чешскими и немецкими марками, производимыми в Австрии и Германии, в Чехии и Богемии.

На заводе Гофмана производили также фруктовые лимонады, квас разных сортов и мёд. Но основным продуктом было, конечно, пиво. А потому свой наибольший подъём история завода связывает с десятилетием от начала века до Первой мировой, когда тяжёлые времена настали и для завода, и для всех русских немцев.

Сам Егор Егорович до этого не дожил, оставив после себя светлый след в истории российского города с немецким именем, ставшего ему таким родным и близким.

Путь испытаний и потерь

С началом Первой мировой войны, в 1914-м году в стране был введён «сухой закон», под который попали не только крепкие спиртные напитки. И это буквально подкосило производство. Гофманы организовали на заводе широкий спектр производства безалкогольных прохладительных напитков, но такая продукция не шла ни в какое сравнение с пенной.

Из-за большой затяжной войны с Германией в разных городах России население стало неприязненно относиться к тем немцам, что исторически проживали рядом. В Оренбурге погромов, как, например, в Петрограде, не было. Однако дочь Гофмана Елизавета Егоровна официально приняла российское гражданство, чтоб исключить любые недомолвки.

Завод не прерывал работу и в годы революции, и во время гражданской войны. Но, в конце концов, был национализирован новой советской властью. Глядя на то, как поступали комиссары с буржуями-хозяевами заводов, Гофманы решили уехать, не дожидаясь репрессий.

Большая семья, состоящая из десяти детей Егора Егоровича, обросшая многочисленными родственниками, в 1920 году была вынуждена эмигрировать на свою историческую родину, в Баварию.

Между прочим, одним из этих родственников оказался и антифашист Александр Шморель, вывезенный из Оренбурга в трёхлетнем возрасте. В годы Второй мировой он оказался в рядах немецкого антифашистского сопротивления и был казнён. А впоследствии канонизирован русской зарубежной православной церковью, как Александр Мюнхенский.

Завод, худо-бедно восстановленный, продолжал работать и при новой власти. Пиво оставалось самым востребованным напитком для рабочего класса и технической интеллигенции.

Несколько раз завод менял название. Самым экзотическим было, пожалуй, «Чкаловский пивзавод облпромпродтоваров». Но суть от этого не менялась. Основным продуктом производства был напиток единственного Жигулёвского сорта, изготавливаемый по ГОСТу, принятому для всех пивзаводов всего Советского Союза.

И хотя в 1971 - 1983 годах, в самый пик производства, завод вырабатывал 1 миллион 120 тысяч декалитров (соответственно – 11 200 тонн) в год, но всё равно напитка потребителям не хватало.

В эпоху тотального дефицита очереди у окошка для продажи напитка на улице Ленинской (бывшей Неплюевской), стояли громадные. А после введения «сухого закона» они стали ещё и агрессивными, что осталось в памяти у многих нынешних жителей города.

Тут уж было не до качества, успеть бы, выдать план, обеспечить количество производимого продукта. Казалось, производство оживёт только с приходом новой системы управления страной.

Возвращение традиций

Но и новые демократические времена для оренбургского пивзавода лёгкими не стали. В 1994 году он был приватизирован, как ТОО «Пивовар», а с 1998 года преобразован в ЗАО «Оренбургская пивоваренная компания» (ОрПиК).

За время этих преобразований рынок пенных напитков в Оренбуржье успел насытиться продукцией заводов почти из всех уголков России - очень разной как по качеству, так и по цене. Конкуренция была жесточайшая!

Спасение неожиданно пришло от того самого Егора Егоровича Гофмана, который и спустя почти полвека никак не мог допустить краха своего предприятия.

Через 130 лет, в 2006-м технологи нового производства обратились к старым, выисканным в заводских архивах, дореволюционным рецептам Гофмана. Первая же партия напитка, сваренная по рецептам Егора Егоровича, произвела яркое впечатление на оренбургских потребителей. Её отличал особый насыщенным вкус и отменное качество.

Оригинальный вкус «Гофмана» привлёк покупателей не в магазины, а в открытый при заводе пивной ресторан. Он располагался в том сводчатом подвале предприятия, где когда-то стояли первые ёмкости оренбургских пивоваров.

Возвращенное по старинным рецептам пенное в сочетании с блюдами русской кухни быстро завоевало популярность, и, как и прежде, имя Егора Егоровича Гофмана стало синонимом высочайшего качества.

«Гофман» разных сортов ныне продаётся в старинном ресторане и в исторических «окошках выдачи», памятных оренбуржцам с советских времён. И – в принципиально новом «Заводском пабе», излюбленном месте представителей более молодого поколения горожан.

И любой посетитель в первую очередь оценивает оригинальный вкус главного напитка, который варится по рецептам, сохранившимся с 1898 года.

Свежее пенное "Гофманъ", сваренное без консервантов и концентратов, не хранится долго, - таково фундаментальное требование производства. Поэтому оно доставляется в рестораны ежедневно. При этом учитываются основные показатели: температура, плотность, глубина осадка.

Лёгкое светлое, сваренное из отборного солода и ароматного хмеля, так же, как и ячменное светлое с легкой хмелевой горечью, и - пшеничное с ярко выраженным солодовым вкусом, а также - темное с карамельным оттенком, - «Гофман» любых сортов всей своей историей ежедневно доказывает, что сварено оно на радость оренбуржцам.