56orb.ru
«День, когда умер мой бизнес». Год назад в России объявили о коронавирусных каникулах
25 марта, 10:23
«День, когда умер мой бизнес». Год назад в России объявили о коронавирусных каникулах
Ровно год назад, 25 марта 2020 года президент России Владимир Путин выступил с обращением к россиянам и объявил о введении особых мер по борьбе с коронавирусом. Впервые за всю историю страну отправили «на каникулы»: была введена первая нерабочая неделя. Тогда казалось, что это ненадолго. Но вышло всё совсем иначе.

То, что поначалу выглядело как возможность взять передышку и устроить себе небольшой отдых в начале весны, вскоре обернулось настоящей катастрофой. Никогда прежде страна не сталкивалась с подобным: просто взять и поставить на паузу практически всю экономику. Никто ведь и представить не мог, что пандемия затянется так надолго и приведёт к таким ужасающим последствиям.

Основной удар из-за введенного локдауна приняли на себя сферы услуг, торговли и общепита. Им пришлось подсчитывать убытки, сокращать персонал или совсем закрываться. Туристической отрасли, гостиничному бизнесу, фитнес-индустрии, сфере развлечений оставалось рассчитывать или на свою припасенную заранее кубышку, или на помощь государства. Только продуктовый ритейл при любом развитии событий продолжал свою работу, хотя без потерь и здесь не обошлось.

Торговля в эпоху пандемии

Даже в период полной самоизоляции и всеобщих ограничений продуктовые магазины, торгующие предметами первой необходимости, не прекращали свою работу. Предприниматели не успевали завозить гречку, макароны и туалетную бумагу, которую оренбуржцы сметали с прилавков упаковками. Тем, кто занимался продажей одежды, косметики или бытовой техники, повезло меньше. Почти два месяца торговые комплексы были закрыты, и продажи серьезно просели.

По мнению экспертов, не все меры поддержки, которые в этот период оказывало государство предпринимателям, были действенными. Самой эффективной для организаций стала отсрочка выплаты налогов, а для населения — выдача детского пособия. В этот период специалисты фиксировали всплеск продаж на 2-3 дня.

Продуктовый ажиотаж опустошил полки в магазинах.
Фото:56orb.ru

Некоторые предприниматели отказывались от материальной помощи из-за бумажной волокиты и многочисленных отчетов. Кроме того, для получения денег необходимо было выполнить ряд жестких условий. Например, государство готово поддерживать бизнес, но с оговоркой — сохранение рабочих мест. В случае временного перевода работника на 0,5 ставки, господдержка предпринимателю уже не положена.

— Многие из предпринимателей, которые получили помощь от государства, сегодня столкнулись с тем, что из-за неправильно составленных документов они вынуждены теперь эти деньги отдать, еще и с процентами. Поэтому я считаю, что поддержка должна осуществляться работнику напрямую, минуя работодателя. Посредников в этом деле быть не должно. Выплата тех же 10 тысяч рублей на карту конкретному сотруднику стала бы более эффективной мерой для представителей малого и среднего бизнеса. Речь не идет о крупных корпорациях и уж тем более о чиновниках, которые ничего в этот кризис не потеряли, — комментирует Максим Скивко, председатель оренбургского профсоюза работников малого бизнеса.

До кучи государство решило переложить часть своих функций на владельцев малого и среднего бизнеса. Предпринимательское сообщество и представители торговли вынуждены были «воспитывать» население, призывая их носить маски. В каждый магазин нужно было купить рециркулятор и дезсредства, одноразовые маски и перчатки для покупателей, которые влетели предпринимателям в копеечку.

Впрочем, не стоит во всех неудачах винить «китайский» вирус, который зачастую становился удобной отговоркой для чиновников. По словам Максима Скивко, предпосылки нестабильной экономической ситуации проявили себя еще до введения коронавирусного локдауна. Покупательский спрос в Оренбуржье и без того падал из года в год, пандемия этот кризис лишь подстегнула.

Фото:56orb.ru

Производственный коллапс

В конце лета-начале сентября волна коронакризиса докатилась и до производственников. Чтобы не допустить сокращения рабочих мест и не разориться, предпринимателям пришлось, что называется, «переобуваться на ходу». Некоторые представители легкой промышленности не только не закрылись, но даже расширили свои производственные мощности, в том числе, например, за счет изготовления средств индивидуальной защиты.

— Пережить год удалось в том числе и за счет мер господдержки. Мы взяли кредит «2.0» по программе правительственной поддержки, которая обязует нас сохранят рабочие места, зарплаты. И вот теперь с волнением ждем июня, когда узнаем, должны ли мы будем вернуть кредит или государство простит нам его. Это такой своеборазный экзамен на доверие правительству. По договору, который мы подписывали, существует очень много оговорок и условий, при которых банк на вполне законных основаниях может считать этот кредит возвратным, — рассказывает Екатерина Калегина, руководитель оренбургского предприятия «Виктор спецодежда».

Калегина солидарна с другими экспертами, которые считают, что отнюдь не только коронавирус мешает развитию производства в стране и в области. Пандемия стала лишь катализатором для тех деструктивных процессов, что давно уже зрели в экономике. Во-первых, это зависимость от импортного сырья, а во-вторых, отсутствие грамотных специалистов.

Фото:56orb.ru

— Сырья для легкой промышленности, например, в России не выпускают. Хлопок для тканей, которые сейчас производят в Иваново, тоже берут за границей. Все предприятия, которые выпускали раньше ткани, закрылись и превратились в торговые комплексы. Коронавирус наглядно продемонстрировал, что в случае пандемии и закрытия границ, промышленность без импортного сырья рухнет. Второй момент — это специалисты. В последние годы их просто перестали выпускать. Еще 15 лет назад в Оренбургской области было три огромных училища, которые готовили в среднем по 500 швей в год. Сейчас осталась группа в одном училище, которая выпустит в лучшем случае 20 специалистов, — продолжает Калегина.

Эту ситуацию с легкостью можно экстраполировать и на другие отрасли, так как вся политика государства за последние 20 лет была направлена в сторону торговли, а не производства. На восстановление этой сферы уйдет не меньше 3-5 лет и то, только при реализации планомерной государственной программы, которая должна охватить все стороны: образование, популяризацию рабочих профессий, восстановление заводов по производству сырья.

Санкционный туризм

Туристическая сфера оказалась, пожалуй, одной из самых пострадавших сфер в период локдауна. В прошлом году большинство турпоездок сорвалось по причине закрытия границ и отмены рейсов.

Десятки туристических компаний закрылись — и, похоже, навсегда. «Это день, когда умер мой небольшой бизнес» — так теперь называют дату 25 марта многие турагенты, занимавшиеся продажей путёвок с комиссией от туроператоров.

Деньги за коронавирусные путевки, которые не удалось использовать, туроператорам разрешили вернуть до конца нынешнего года, чтобы компании окончательно не разорились. Но в целом ситуация не выправилась до сих пор. Многие направления остаются закрытыми, а процедура вылета для туристов значительно усложнилось. Еще буквально год с небольшим назад можно было купить путевку в Турцию, а уже на следующий день улететь на средиземноморское побережье. Теперь же необходимо иметь в запасе как минимум 72 часа до вылета, чтобы успеть сдать необходмые тесты ПЦР.

— Единственный плюс локдауна — это активное развитие внутреннего туризма. Популярным стал отдых в Сочи, Краснодаре, Адлере, Крыму, ведь для путешествий по России сейчас фактически никаких ограничений нет. А вот для того, чтобы полететь в любимую многими Турцию необходимо сдать тесты ПЦР до полета, сдать тест после поездки и загрузить их на портал Госуслуг. Но оренбургских туристов это не останавливает, они все равно планируют отдых и даже пользуются услугами раннего бронирования, — рассказывает турагент Людмила Мальгина.

Фото:56orb.ru

Турцию пока бронируют с осторожностью, потому что Оренбург не получил еще допуск на международные рейсы. Из открытых для приёма туристов стран — Мальдивы, но туда лететь дорого. Принимает гостей и Куба, но придется пройти дополнительное обследование и есть риск попасть на двухнедельный карантин. Зато в крымских и сочинских отелях уже до августа загрузка под 70%.

— Из Оренбурга раньше никогда не было лоукостеров в Сочи, добираться туда приходилось за баснословные деньги. Теперь билеты вполне доступны. Правда, цены на местные курорты из-за повышенного спроса на российские направления тоже выросли. Туроператоры даже приобретают отели в российских курортных городах и перестраивают их на мотив турецких. Может, благодаря пандемии, и мы дойдем до европейского уровня отдыха, — отмечает Мальгина.

Общепит: без вкуса и запаха

Для сферы общепита локдаун обернулся настоящей катастрофой. Пусть и с потерями, но на плаву сумели остаться те, кто быстро перепрофилировал бизнес на доставку. Остальные вынуждены были нести колоссальные потери.

По мнению экспертов, львиная доля убытков пришлась на отменённые новогодние праздники. Обычно для рестораторов это самое хлебное время в году. Однако на этот раз многие компании, которые из года в год проводили корпоративы, сами отказались от банкета ради безопасности сотрудников или из экономических соображений.

По данным Оренстата, в январе–феврале 2021 года оренбуржцы потратили в кафе и ресторанах более чем на треть миллиарда рублей меньше, чем в тот же период годом ранее. Потери рестораторов составили 15% выручки по сравнению с прошлым годом.

Транспорт

Коронавирусные ограничения, введённые с 25 марта прошлого года, привели к резкому сокращению числа пассажиров. Из-за введенной самоизоляции оренбуржцы почти перестали пользоваться общественным транспортом в марте–апреле 2020-го. Льготные транспортные карты для пенсионеров были заблокированы. В результате пассажиропоток за прошлый год упал фактически наполовину.

— Общественный транспорт в Оренбурге и до пандемии испытывал сокращение пассажиропотока — в среднем на 12-15% в год. Но 2020-й нанёс по отрасли настоящий удар: объёмы перевозок пассажиров упали на 44%, — комментирует депутат Оренбургского городского совета, председатель Автотранспортного союза Оренбуржья Александр Шмарин. — Если бы не государственная поддержка, не льготные кредиты и отсрочки по уплате налогов, то десятки автопредприятий разорились бы уже в первые месяцы после введённых ограничений. Впрочем, пассажиропоток не восстановился до докризисного уровня и до сих пор. Так, например, если раньше на улицы Оренбурга выходили ежедневно порядка 1000 единиц общественного транспорта, то сегодня — около 550.

Фото:56orb.ru

Оренбургская область, как и вся Россия, весь мир пережили очень сложный год. Пандемия вынудила взглянуть на многое со стороны. А коронавирус стал лакмусовой бумажкой, которая проявила истинные проблемы торговли, производства, транспорта и бизнеса.

Сюжеты:
Эксклюзив