В списках не значатся! В Оренбурге хотят снять статус исторических с некоторых зданий
22 февраля , 22:11
Photo: 56orb.ru
Известный оренбургский блогер и общественный активист Андрей Лысенко на днях написал в адрес губернатора Дениса Паслера открытое письмо. В нём он просит главу области пересмотреть список памятников архитектуры, исключив из него ряд объектов.

Самое любопытное, что идею блогера в целом поддержали и некоторые авторитетные эксперты в этой области. Правда, с некоторыми оговорками, но полемика в соцсетях на этот счёт разгорается нешуточная.

Неприятная история

Оренбургская область богата памятными местами и историческими объектами. В официальный государственный реестр, по данным на начало этого года, внесено почти 800 объектов культурного и исторического наследия. 388 из них расположены непосредственно в городе Оренбурге.

Однако столь обширным этот список был далеко не всегда. До начала 90-х годов объектов, которые носили статус исторических, в городе, например, было чуть более сотни. А всего в области — порядка 240 единиц.

Что же получается, за 20 с небольшим лет сотни домов успели состариться и стать достоянием истории? Вовсе нет. Просто список постоянно расширялся. Областные и муниципальные депутаты, сменявшие друг друга губернаторы области своими указами в среднем один раз в два года увеличивали число зданий, представляющих историческую ценность.

Самое масштабное увеличение списка произошло при губернаторе Владимире Елагине: только в 1998 году он включил 78 штук вновь выявленных памятников.

Здание «ликерки» в Оренбурге облюбовала шпана

И казалось бы, дело-то хорошее: здание, получившее такой высокий государственный статус, должно особо охраняться и в неизменном виде дойти до потомков как зримый образ давно минувших лет. Вот только, как это у нас часто случается, «гладко было на бумаге, да забыли про овраги».

Дорого-небогато

По закону об охране памятников архитектуры здания, включённые в реестр, категорически запрещено ремонтировать. Их можно лишь реставрировать, а это уже совсем другая статья расходов.

Так, например, перед началом реставрации нужно разработать её проект. Делать это может лишь специализированная фирма, имеющая соответствующую лицензию. И проект этот выливается в гигантские деньги, что, впрочем, тоже объяснимо. Ведь при реставрации нельзя использовать современные материалы и технологии. Если, грубо говоря, в историческом здании была стена из самана — будь добр замешивать глину, солому и конский навоз по рецепту времён царя Навухудоносора. Если стояли деревянные резные окна — то тоже изволь сделать и вставить точно такие же. Куда более дешёвый пластик с «финтифлюшками» не подойдёт — не исторично.

Всё это в целом выгляди логично, когда речь идёт о сохранении действительно уникальных архитектурных зданий и ансамблей. Но в оренбургский список оказались включены и объекты, которые историческими назвать можно лишь отчасти.

Например, здание Оренбургского педагогического университета получило уже в XX веке надстройку 3 и 4 этажа, но статус исторического носит целиком. И теперь, чтобы выполнить работы по простому укреплению и покраске осыпающегося фасада, нужно порядка 47 миллионов рублей. Это сам проект, материалы и собственно стоимость услуг реставраторов.

Блогер Андрей Лысенко приводит как пример и историческое здание «Американской гостиницы» на углу современных улиц Кирова и 9 Января. Оно тоже надстроено, и верхние этажи никакого отношения собственно к истории не имеют.

Да, сохранение исторического центра города — это важная составляющая исторической памяти, но иногда стоит делать тактические ходы в отношении малого, чтобы сохранить большее. Очень часто здания, внесенные в региональный реестр памятников находятся на балансе федеральных структур, частных руках и коммерческих организаций. Внесение здания в реестр объектов культурного наследия накладывает определенные порой даже очень суровые требования к его реставрации. Например, часто, простая покраска здания обходится на порядок дешевле, чем составление проектной документации. Многим собственникам зданий — это не по карману. Многим федеральным структурам это превращается в хождение «по мытарствам». Именно поэтому и здания с большим трудом подвергаются даже косметическому ремонту. Стоят, разрушаясь годами. А как Вы знаете, исправление воздействий природы и времени на разрушающиеся здания с каждым годом становится все дороже и дороже, — пишет он в письме к губернатору.

Ряд экспертов предлагают не «держаться» за старые здания как таковые, а сохранять исторический колорит центра города. Проще говоря, старые дома сносить, но сохранять облик фасадов. Ведь не секрет, например, что во многих исторических домах-памятниках, которые сейчас разрушаются, нет элементарных сантехнических удобств. КОе-как хозяева пристраивают туалеты и душевые кабинки с риском провалиться сквозь деревянные перекрытия, неприспособленные для этого. А если выдержат и не провалятся — то рискую нарваться на штраф, так как ватерклозетов во времена Пушкина и Даля не было, и значит, встраивать их — нельзя.

И тем, кто сегодня радеет за сохранение всех без исключения внесённых в списки памятников истории и архитектуры, простой вопрос: а вы сами-то оставили квартиры с удобствами ради удовольствия жить в таком памятнике?

Как отмечает региональный представитель Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры Вера Арнгольд не исключает в принципе пересмотра списка памятников, но всерьёз опасается коррупционных схем, по которым объекты на «жирных» земельных участках будут просто уничтожаться ради территорий в центре города.

Недавно был скандал в Бугуруслане, когда выкинули прекрасный исторический дом из памятников. Действовать нужно аккуратно, с нейрохирургической точностью, — говорит она.

Тем не менее вопрос о судьбе исторического наследия в центре города назрел и правильнее сказать, даже перезрел. Здания разрушаются, так как у города и области нет денег на приведение их в надлежащий вид, а собственникам «рухлядь без туалетов, да с таким обременением» — практически не нужна.

Была надежда, что бизнес захочет взять в аренду такие особняки за символическую цену в 1 рубль (взамен обязуясь всё восстановить) — но пока дело идёт со скрипом.

Развалить нельзя отреставрировать. Почему бизнесменам не выгодна аренда за 1 рубль

И может, действительно пора начинать с общественностью, с горожанами серьёзный диалог: оставим ли мы разваливающийся центр с неопределённым статусом, надеясь, что когда-нибудь хозяева с деньгами найдутся. Или может существовать иная концепция, например, сохранения облика и фасадов, но полной перестройки по современным стандартам и технологиям?