В Оренбургской области растет число «глухарей»

В Оренбургской области растет число «глухарей»

23 февраля 2020, 20:13ОбществоФото: СУ СКР по Оренбургской области
На Оренбургскую область приходится уже около десяти «громких» заказных убийств, которые до сих пор не раскрыты.

22 мая исполнится год со дня громкого тройного убийства. От рук неизвестных в поселке Ростоши погибли: директор оренбургского филиала ООО «Газпромтранс» Андрей Бахарев, его жена Ольга и водитель Александр Греднев.

Главная версия, которая муссировалась в СМИ — покушение на богато обставленный дом в поселке Ростоши. Якобы мужчины жаждали легкой наживы, но карты им смешали хозяева, оказавшиеся дома. И водитель, который за ними приехал, чтобы отвезти в аэропорт. Пришлось убрать как ненужных свидетелей.

Прошел почти год. Органы следствия продолжают отмалчиваться. Информации о том, на какой же стадии это уголовное дело, нет. И возникает масса вопросов. Один из них: а точно ли, что задержали именно тех, а не «козлов отпущения»? Ведь так уже было, только в 2018 году. Когда точно так же, ножами, в Оренбурге зарезали 35-летнего предпринимателя и его семилетнего сына.

Произошло это, напомним, 17 января. Бизнесмен вез мальчика в школу. Он остановился на улице Луговой, чтобы выбросить в контейнер пакет с мусором. В этом момент на него напали сзади трое или четверо мужчин. Силы оказались неравные. Жертва получила травмы, не совместимые с жизнью. После этого преступники убили ребенка. На теле первоклассника эксперты насчитали более 12 ранений.

На месте происшествия пили кофе и курили. Бычки и стаканчики так и остались потом на снегу. Но не прошло и месяца, как следователи заявили об успехе.

«Главным следственным управлением СК России продолжается расследование уголовного дела по факту убийства в Оренбургской области мужчины и его малолетнего сына (пп. „а, в“ ч.2 ст. 105 УК РФ). В результате грамотно спланированных следственных действий и оперативно-розыскных мероприятий удалось установить и задержать троих подозреваемых в совершенном жестоком убийстве. Ими оказались жители Абдулинского района Оренбургской области, 1978, 1975 и 1972 годов рождения», сообщалось на сайте СУ СК РФ по Оренбургской области.

А что потом? Следователи потерпели фиаско. Добившись встреч с подзащитными, адвокаты «размазали» обвинение по стенке. Они доказали, что представителей азербайджанской диаспоры, обычных рабочих, просто хотели «пустить паровозом». Сначала к задержанным, по их словам, применяли насилие, а затем подсунули бумажки с признанием: подписывайте или будет лишь хуже. Настоящие убийцы не найдены. Один из пострадавших рабочих истребовал компенсацию морального вреда. Другие это делать не стали. Испугались. Доверяют они полицейским и следователям? Думается, нет: осадок неприятный остался.

И если бы это было впервые, а то ведь становится плохой закономерностью. Не имея возможности раскрыть громкое преступление, но мечтая о погонах и званиях, силовики нередко забывают о главном — презумпции невиновности. И сами становятся преступниками.

Заметим еще, что при Советском Союзе не было Следственного Комитета как отдельной структуры. Много внимания полиция и прокуратура уделяли качеству оперативной работы и сбору весомых улик. А сейчас тенденция такова, что вся работа силовиков направлена на улучшение статистики раскрываемости. То есть, люди работают уже, в основном, «на цифири». Отсюда и «превышение своих полномочий», и прочее.

Проблемы испытывают и полицейские. Взять хотя бы ситуацию с составлением фоторобота подозреваемого. До настоящего момента в Оренбуржье нет современных, 2019–2020 годов компьютерных программ, позволяющие со слов потерпевших делать правдоподобные изображения злоумышленников.

Это служебные автомобили дарят так, чтоб все поняли: купили и раздали. А «за кулисами оперы» рисунки-фотороботы оказывается проще намалевать от руки. Каждый ведь имеет свой овал лица, брови, губы, нос, разрез глаз и так далее. Но как быть, если половины этого в графическом редакторе нет? Правильно, установить на компьютер новую, современную «прогу». Только вот компьютеры во многих отделах МВД тоже не менее старые. Обновляют их через пень да колоду. Хотя нужно-то не очень и много — сделать ревизию компьютерной техники с ПО, составить смету затрат и отправить «наверх», чтобы утвердили. Но пока в ориентировках — угловатые лица. А еще шапки, которые уже давно никто не носит. Так чего мы хотим от людей?

И вот как тут не вспомнить о выделении Следственного Комитета в отдельную структуру? 15 января 2011 года это ведомство появилось на базе Следственного управления при прокуратуре Российской Федерации. Относится оно к военизированным организациям, наделенным правом приобретать боевое стрелковое и иное оружие, а также проводить предварительное расследование, в том числе и громких заказных убийств.

Понятно: было в звено в прокуратуре. Его оттуда вынули, укрупнили, выделили финансирование. Силовых ведомств в России стало больше. Нагрузка на бюджеты возросла. А в итоге вся эта рать проигрывает криминалу бой, о котором пелось в кинофильме «Следствие вели знатоки».

Число «глухарей», оно пока растет. Не раскрытые уголовные дела пылятся в кабинетах, как в библиотеках. Обещания силовиков — разыскать, доказать, наказать — лишь зря сотрясают воздух. Кому — генеральские погоны через год за полковничьими, кому — слепая вера в тожество правосудия. Ведь одно, когда действительно, ищут тех, кто что-то плохое сделал. И совсем другое, когда находят не тех. Или не ищут вовсе. Чтобы не быть голословными, напомним:

— 2003 год — убийство директора ЗАО «Бузулук-хлеб» Галимжана Мулдашева и его жены. Уголовное дело не раскрыто;

— 2009 год — убийство депутата Законодательного собрания и директора ТНВ «Южный Урал» Василия Шегурова. Не раскрыто;

— 2010 год — убийство предпринимателя, владельца сети автозаправок Виталия Абдулина. Не раскрыто;

— 2010 год (похищение с последующим убийством) жены Виталия Абдулина, Елены. Не раскрыто.

Все это — изломанные судьбы. Потери, боль и слезы родственников. И страх людей, потому что защита, к сожалению, бессильна. Нет уверенности в храбрых полицейских, вдумчивых и ответственных следователях. Тех, кто ведет «незримые бои» с преступностью. И доверия, что греха таить, уже мало. Коррупционные скандалы гремят один за другим. Что впрочем не мешает смене руководства в силовых структурах. Мало кто из новоиспеченных начальников пробыл в Оренбургской области 5 лет. Получают погоны и взлетают по карьерной лестнице. И пока оно так, скорее всего, ничего не будет меняться. Если «наверху» не пересмотрят методы работы.

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter