Почему умерших от коронавируса в Оренбуржье хоронят в «цинке»?

Почему умерших от коронавируса в Оренбуржье хоронят в «цинке»?

20 апреля , 18:39ОбществоPhoto: Pixabay.com
Цинковый гроб стоит в разы дороже, чем обычный деревянный. Но именно в такой металлической капсуле заставили похоронить оренбуржца Фаниля Тавтилова.

С чего все началось

Незадолго до выходных в селе Никитино Саракташского района хоронили мужчину. Люди боязливо смотрели на цинковый гроб, в котором лежал умерший от коронавируса, и переглядывались. Страх, смятение, шок — все это читалось на лицах.

Жители не были согласны с местом погребения. По их словам, до своей кончины их земляк жил не у сына Димы, а у дочери Даши в Саракташе. Именно оттуда с болью в области почек его и отвезли 16 марта в центральную районную больницу.

Врачи приняли решение о госпитализации, но состояние бывшего угольщика, а мужчина когда-то работал в школьной котельной, ухудшилось. И на следующий день пациента отправили в Оренбург.

Сначала Фаниля Равильевича положили в инфекционную больницу, что на улице Комсомольской. Но затем спешно перевезли в первую городскую, расположенную на проспекте Гагарина. Требовался гемодиализ, иначе — верная смерть. И закрутилось-понеслось лечение.

«Папу заразили?»

Еще раз повторимся, это было в середине марта. Пациенту с обострившимся хроническим заболеванием оказывалась медицинская помощь в закрытом здании, где должны соблюдаться все необходимые нормы СанПиН. Лежал он в реанимационном отделении. Причем уже с подозрением на кисту поджелудочной железы, как рассказали родственники.

— Мы созванивались с отцом, когда он был в палате. Не ехать же в Оренбург и не снимать квартиру ради посещений? Да и не пустят к такому тяжелому больному. Разве что передать продукты разрешат. Однажды папа сказал, что в больнице коронавирус. Привезли двух людей с подозрением на эту инфекцию. А в первой декаде апреля, примерно, его перевезли в областную больницу № 2 на улице Невельской, где он позже и умер, — рассказала Дарья Тавтилова.

По словам Дарьи, был сделан забор материала на коронавирус. Анализ оказался положительным. То есть пациент попал в Оренбург с набором хронических заболеваний, и это чистая правда. Но в теле умершего нашли COVID-19. Интересно знать, почему?

— Он лежал в больнице и никуда не выходил из нее. Где он еще мог заразиться? Только в больнице, — рассуждает Алена Тавтилова, невестка.

Один из телеканалов ошибочно предположил, что в такси: мол, последние годы жизни бывший угольщик таксовал. Однако по словам Даши было это отнюдь не в Оренбурге, а в Саракташе. С извоза пассажиров мужчина и кормился, и оплачивал жилищно-коммунальные услуги. При этом жил в глубинке и в областной центр не ездил.

И тут самое время вспомнить «дело врачей». Когда три высокопоставленных медработника вернулись в Оренбург из отпуска и аккуратно так, без лишнего шума, самоизолировались. Это: глава горбольницы № 6 Александр Карпов, руководитель Александровской больницы Александр Косилов и главный врач первой горбольницы Оренбурга Александр Григорьев.

Так вот, от вице-губернатора, министра здравоохранения Оренбургской области Татьяны Савиновой это все не укрылось. 25 марта она заявила о расторжении трудовых контрактов. Потому что ее подопечные вроде как нарушили врачебную этику. Призывали людей сидеть по домам, беречься. А сами в разгар эпидемии махнули за границу отдыхать — как же не использовать путевки?

25 марта и первая декады апреля. Помнится, уже тогда говорили, что один заболевший коронавирусом может заразить всю палату. Это от шести человек и больше. Особенно, если инфицированный чихает, кашляет, сморкается. А его соседям просто некуда деваться. На что им остается надеяться? Правильно, на капельницу с антибиотиком. Но в том-то вся и беда, что даже самые «гремучие» лекарства против этой нетипичной пневмонии малоэффективны. И шансов у Фаниля Тавтилова было немного: вирус обострил хронический недуг.

— Реаниматолог нам сказал, что папу специально ввели в искусственную кому, чтобы не было сопротивления при подключении к аппарату искусственной вентиляции легких. Однако все это уже было напрасно. Он скончался, не приходя в сознание, — продолжает Даша.

«Хороните только в цинковом гробу»

Смерть отца стала ударом для родных. Она наделала переполох в селе Никитино, где мужчина родился. Встал вопрос о похоронах усопшего.

— Тело отца нам в морге не отдали. Но сказали, чтобы мы купили гроб. Причем не простой, деревянный, а цинковый. Объяснили это тем, что коронавирус- очень опасная, заразная болезнь. И нужно отказаться от прощания с папой, — вспоминает дочь.

Теперь представим себе ограду сельского кладбища. У калитки стоит родная дочь усопшего мужчины и еще одна его родственница. Они смотрят на то, как сын, единственный из допущенных к могиле, помогает хоронить отца. За процессом наблюдают полицейские, представители сельской администрации. Меры безопасности соблюдаются беспрекословно.

Сегодня это место жители обходят стороной. Боятся. А сами Тавтиловы теперь на самоизоляции. Да еще и в долгах, как в шелках. Государство им никак не помогает. Только муниципальная власть, да и то с оглядкой на прокуратуру.

— Понимаете, нет такой строки в бюджете как «оказание материальной помощи на погребение усопшего от коронавируса». Поэтому сейчас мы решаем вопрос по выплате этой семье двух пенсий по инвалидности мужчины. Это примерно 30000 рублей в общем. Также будет оформлена разовая социальная выплата в размере 7000 рублей. Чтобы Тавтиловы смогли покрыть свои расходы, — сообщил заместитель главы администрации — руководитель аппарата администрации Саракташского района Ришат Бакиров. — Не надо думать, что мы сидели тут сложа руки. Это неправда, мы пытались поднять вопрос. Обратились за разъяснением в компетентные органы, нам сказали: «Хороните в цинковом гробу». Затем позвонили в похоронное бюро «Ритуал». Но там повели себя странно. Заломили 59 тысяч рублей за гроб и «накинули» за погребение. Поскольку это мол, опасная работа. Гробовщики боятся хоронить. И надо купить костюмы химзащиты, респираторы, защитные маски с перчатками. Это же тоже денег стоит.

Ришат Бакиров возмущен таким отношением. Ведь компания просто попыталась нажиться. А позже гроб нашли за 37000 рублей. С доставкой до кладбища вышло 39700. Погребение обошлось дешевле.

— Спасибо директору оренбургского МУП «Комбинат бытовых услуг» муниципального образования город «Оренбург» Игорю Абдульманову. Узнав о проблеме, он не остался к ней равнодушным. Предприятие пошло навстречу и в короткие сроки все было готово к траурной церемонии. Гроб получился добротным и качественным. Родственники сказали «спасибо», а кто-то в соцсетях просто «погнал волну». Что мы не помогали ничем, молчали и сопели в тряпочку. Нет, мы старались и будем помогать семье. Пандемия — беда общая. И очень плохо, если кто-то этого еще не понял. Она касается всех, — подвел черту собеседник.

— На гроб мы занимали у родственников с обязательством рассчитаться, — поясняет Дарья Тавтилова. — Конечно же, нам было не по себе, что приходится хоронить папу, как какого-то опасного больного. И остался один немаловажный вопрос:

«Почему обязательно в «цинке»?

Ответ мы попытались получить в областном управлении Роспотребнадзора. Однако нас то ли не поняли, то ли просто забыли перезвонить. Хотя мы дважды или трижды позже звонили, ответом была тишина. «Кто, какое должное лицо, давало указание хоронить людей, скончавшихся от новой коронавирусной инфекции» именно в заваренных, металлических капсулах»?

Рискнем предположить, что все-таки работник надзорного ведомства. Какой-то большой чиновник. Потому что в областном минздраве сослались именно на Роспотребнадзор. По полученной нами информации, Фаниль Тавтилов уже второй, кого хоронят в закрытом гробу. А регламентирует это СанПиН 2.1.2882-11. Забиваем в поисковике и находим вот этом документ в формате PDF — «Гигиенические требования к размещению, устройству и содержанию кладбищ, зданий и сооружений похоронного назначения».

Пункт 3.9 документа гласит:

«В целях предотвращения распространения особо опасных инфекционных заболеваний, трупы, инфицированные возбудителями особо опасных инфекций и инфекций неясной этиологии (умерших в лечебных организациях или поступивших в патолого-анатомические отделения для вскрытия), а также патолого-анатомические, операционные отходы, инфицированные возбудителями особо опасных инфекций и инфекций неясной этиологии, направляются на погребение в оцинкованных герметически запаянных гробах непосредственно из патолого-анатомического отделения».

И похоже, это проблема общая. Всего российского народа. Потому что не объявив режим чрезвычайной ситуации, Государство свалило расходы на погребение усопших от опасной инфекции на плечи их же родственников. А как прокуратура умеет бить по рукам, на местном уровне знают. Потратил казенную копейку не так, вкатят штраф. Или того хуже — привлекут к уголовной ответственности. За что? Да за нецелевое использование средств. В общем, берегите здоровье и окружающих. Нервы вам точно еще пригодятся.

P.S. Во избежание недоразумений, мы еще раз созвонились с семьей и уточнили информацию. Качая ребенка на руках, Дарья нам сказала, что сегодня во второй половине дня к ней на съемную квартиру в Саракташе приезжали работники социальной защиты.

- Они привезли продукты и спросили зачем-то мой лицевой счет в банке. Может быть, и компенсируют эти наши затраты. Чеки все у меня руках. Гроб стоил 37000 рублей. Доставка до кладбища - 2700 руб., примерно, - сообщила девушка.

А в это время...

Вице-губернатор, министр здравоохранения Оренбургской области Татьяна Савинова сделала заявление, согласно которому в Оренбургской областной клинической больнице № 2 находятся 127 пациентов с подозрением на коронавирус.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter