Записки из заповедника. Как пересчитать зверей зимой и маршруты их миграции

Записки из заповедника. Как пересчитать зверей зимой и маршруты их миграции

27 февраля 2018, 13:36
Наука
Фото: Дмитрий Немальцев
У инспекторов заповедника "Оренбургский" - ответственные дни. Наконец-то выпала пороша, и мы можем приступить к учету заповедного зверья.

Редко, аномально редко выпадает этой зимой в Предуральской степи снег. Если немного и сыпанет, то порывистые ветры тут же срывают его с земли и уносят куда-то в овраги или заросли чилижника. А зима уже на исходе, и надежд на то, что хороший снег еще выпадет, остается все меньше.

А снег нужен! Во-первых, чтобы летом не пересохли родники и у животных сохранились места водопоя. Во-вторых, чтобы весной травы получили достаточное количество влаги для нормального роста, не усохли, не успев дать урожая семян. Ведь семена эти - корм для многих тысяч птиц и других степных обитателей. Есть еще и в третьих, и в четвертых, и в пятых...

Работникам заповедника снег необходим еще и для одного важнейшего дела – ежегодного зимнего маршрутного учета численности зверей. Ведь знание количества животных, обитающих на территории, тенденций того или иного вида к увеличению поголовья или, напротив, к снижению, очень важны для понимания того, все ли в порядке в заповеднике, нет ли невидимых или незамеченных отрицательных факторов. А пересчитать зверье ой как не просто! Животных не построишь на плацу и не проведешь перекличку. Для этого существуют научно обоснованные и в течение многих лет опробованные методы. И зимний маршрутный учет (ЗМУ) самый распространенный из них.

Суть его, если коротко, в том, что через сутки после снегопада (пороши), на намеченном заранее многокилометровом маршруте подсчитываются свежие следы всех прошедших зверей. Только нужно подобрать день с подходящей погодой: без сильного мороза, но и без оттепели, без поземки и чтобы на снегу не было плотного наста. Каждый встреченный след заносится в схему маршрута с пометкой о том, какое животное здесь пробежало, сколько было зверей, в какую сторону они направлялись. По возвращению с маршрута все собранные данные обрабатываются и по специальным формулам и коэффициентам вычисляется поголовье животных на изучаемой территории.

Обычно в заповеднике «Оренбургский» для проведения ЗМУ используются снегоходы. В условиях степи это возможно, в отличие от тайги и горной местности. Там учетчикам приходится десятки километров идти на лыжах. Но в этом году из-за малоснежья от снегохода мы вынуждены отказаться. Используем летнюю технику – квадроцикл.

Итак, "квадрик" под завязку заправлен бензином. По карманам рассованы рация, бинокль, мобильник и навигатор. На одном боку висит планшет, на другом – фотоаппарат. На лицо – балаклава и защитные очки чтобы не обморозиться, на руки – теплые краги. В багажнике термос с горячим чаем. И с утра – в путь.

Маршрут начинается около вольеров, в которых живут лошади Пржевальского, привезенные этой осенью из Венгрии. К ним в гости каждую ночь приходят два-три русака. Зайцев привлекают рулоны сена, заготовленного для подкормки лошадей. Вот и сегодня прямо возле конюшни видим на свежем снегу несколько маликов – характерных русачьих следов, которые невозможно ни с чем спутать. Заносим их в планшет и едем дальше. Уже вскоре наш путь пересекает след лисы, потом второй и третий. Лис в заповеднике много. А здесь, в окрестностях кордона и конюшни, они встречаются особенно часто. Дальше видим цепочку мелких следов, похожих на лисьи, но размером не больше кошачьих. Это пробежал корсак – мелкая степная серая лисичка. Он наш старый знакомый, регулярно наведывающийся на кордон «Сармат». Его нора находится в россыпи больших камней в полутора километрах от кордона. Обычно корсаки выходят из нор только в сумерках, но пару раз удавалось сфотографировать его днем. Фиксируем следы и двигаемся вперед.

При пересечении оврага Колубай зарисовываем еще пару заячьих и три лисьих следа. А дальше на несколько километров тянется открытое ровное поле, на котором звериных следов почти нет. Животные не любят таких однообразных пространств, где мало укрытий и трудно спрятаться в случае опасности. Пересеченная местность с холмами, распадками и овражками, поросшими кустами чилиги, им больше по душе. И скоро начинается именно такой ландшафт. Следов сразу становится значительно больше: несколько лисьих цепочек, заячья жировка, пара корсачьих наметов. Пока заносим их в планшет, из-за соседнего бугра вдруг доносится топот копыт - и на возвышенность выскакивают девять великолепных лошадей Пржевальского. Это гарем жеребца Нерона, услышав издалека звук квадроцикла, явился узнать, не везут ли люди любимое угощение – овес. На этот раз лошадкам не повезло. Инспекторы угощать их не уполномочены. Овес могут давать только сотрудники Центра реинтродукции диких лошадей. Разочарованные "пржевалики" поворачиваются к нам откормленными попами и равнодушно начинают пастись. А мы опять отправляемся в путь.

Лисьи следы встречаются все чаще. Мы приближаемся к днищу широкого распадка, заросшего кустарником и высоким бурьяном. Сюда ветер сдувает весь снег с окрестных возвышенностей, и квадроцикл идет с большим трудом. Вдруг впереди начинают мелькать какие-то бурые и белые пятна. Это убегают четыре красавицы косули, отсвечивая своими белыми «зеркалами» на филейных частях тела. Мы проезжаем еще пару десятков метров и видим лежки, с которых они встали. Устраиваясь на отдых, косули выкопали в снегу ямки до самой земли. Вокруг все истоптано их следами. Извиняемся вслед косулям за испорченную сиесту, заносим информацию в планшет, фотографируем лежки и едем дальше.

Время уже приближается к обеду. Большая часть маршрута пройдена. Но впереди самые интересные места – глубокие распадки с крутыми склонами, покрытыми россыпями огромных валунов. На подъезде к камням встречаем след степного хорька. Да, для него здесь самое место! Вокруг расположена большая колония пищух, и хорь в ней, несомненно, разбойничает. Далее по маршруту вновь и вновь видим следы лис, реже корсаков. Когда проезжаем мимо небольшого осинового колка (степного лесочка), опять пересекаем следы косуль. В этом месте они паслись, и приходится долго разбираться в набродах, чтобы понять, сколько животных было в стайке. Оказалось, что пять. Отлично! Фиксируем все в планшете - и вперед!

До конца маршрута уже осталось немного, пара километров. Опять видим заячий малик, потом встречаем стежку горностая. След этого мелкого белоснежного хищника похож на след хорька, только значительно мельче. Вот он пробежал мимо куста спиреи, вскочил на камень, нырнул в снег, через пару метров снова выбрался наружу и, пробежав еще с десяток метров, окончательно скрылся в сугробчике. Видимо и сейчас здесь шастает по мышиным норкам в поисках добычи.

Когда навигатор показал, что мы проходим последние десятки метров намеченного маршрута, почти из-под колес вдруг с шумом взлетела стайка из восьми серых куропаток. От их неожиданного, похожего на взрыв взлета всегда вздрагиваешь. Немного напугали и в этот раз. Куропатки тоже подлежат учету, поэтому записываем в свой «кондуит» и их.

Все! Учет выполнен! Точнее, выполнена работа по сбору первичной информации. Теперь собранные данные мы отправим в отдел по науке, где специалисты по особым формулам и коэффициентам вычислят, какова численность животных на нашем заповедном участке «Предуральская степь». Такой же учет проведут инспекторы других участков Оренбургского заповедника. По всей стране этой работой ежегодно занимаются десятки тысяч людей: работники заповедников, заказников, национальных парков, егеря, охотоведы, просто опытные охотники – волонтеры, студенты, ученые-зоологи. Потом собранная по крупицам информация объединяется в единую картину, по которой можно делать важные выводы о состоянии животного мира России. И, если необходимо, принимать меры по защите окружающей среды. Так что сегодняшняя наша интересная «прогулка» - это маленький винтик в большом, очень важном деле.

Дмитрий Немальцев, старший государственный инспектор заповедника «Оренбургский».

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter