В Оренбуржье - Viber, в Москве - Telegram: как и где "сливают" информацию

В Оренбуржье - Viber, в Москве - Telegram: как и где "сливают" информацию

В Оренбуржье - Viber, в Москве - Telegram: как и где "сливают" информацию

7 ноября 2017, 14:05
Политика
Группы и каналы в мессенджерах и социальных сетях набирают всё большую популярность как альтернативные источники информации.

О том, какие тренды сейчас наблюдаются в СМИ, о телеграмм-каналах и их авторах в интервью "Новым Известиям" рассказал президент коммуникационного холдинга «Минченко консалтинг», председатель комитета по политическим технологиям Российской Ассоциации по связям с общественностью (РАСО) Евгений Минченко.

Напишите Telegramm`у

- Сейчас очень модная тема – это Telegram-каналы. Про вас говорят, что вы собственник целой сетки таких каналов.

- Чистая правда. У меня, точнее, у «Минченко консалтинг», семь вполне легальных и авторизованных телеграм-каналов.Телеграмм-каналы - тема сегодня чрезвычайно популярная. Так, по словам Евгения Минченко, его холдинг официально ведёт семь таких авторизованных каналов.

Базовый из них – это Политбюро 2.0, затем идёт канал комментариев по региональной политике – Госсовет 2.0

Из официальных также семинары "Минченко консалтинг" и четыре канала репостов под общим брендом «Минченко консалтинг» рекомендует» – по внешней политике, внутренней политике, региональной политике и энергетике.

Но вам ведь еще приписывают огромное количество анонимных каналов.

- Александр Сергеевич Пушкин в таких случаях говорил: «От дурных стихов не отказываюсь, надеясь на добрую славу своего имени, а от хороших, признаюсь, и силы нет отказываться».

А если серьезно, то я как раз в борьбе между анонимным и авторским телеграм-контентом на стороне авторского. Именно поэтому мы приняли решение расширять линейку наших авторизованных телеграм-каналов. Площадка хорошая, но потребителю контента важно отсортировать зерна от плевел. И мы берем на себя эту функцию.

- А почему вообще Телеграм?

- Потому что удобно. Скажу честно, пусть Вам, как представителю СМИ, это может быть и не очень приятно слышать: не хочу зависеть от посредников.

В чем специфика СМИ? Вы, если исключить жанр интервью (кстати, вы не сильно порежете то, что я наговорил?), даете фрагменты высказывания, потому что есть ограничения по объему, формату и тд.

А я хочу транслировать свою позицию в удобной мне форме, как и когда я захочу.

Сначала я завел блог на сайте компании и трансляции из него в соцсети. Но там и охват небольшой, и формат неудобный.

Потом я перешел в фейсбук. Но у этой платформы есть несколько проблем:

Первая. Это пресловутые алгоритмы. Цукерберг решает, что мне показывать, а что нет. Что-то я упускаю, что-то упускают мои читатели.

Вторая. Политическая цензура. В любой момент твой аккаунт могут заблокировать или вообще снести по надуманным причинам. Так, например, произошло за последнее время с аккаунтами моих коллег Владимира Корнилова и Семена Уралова. И, судя по последним слушаниям в конгрессе США, эта проблема будет усугубляться. Они там такую цензуру устроят, и в фейсбуке, и в твиттере, что мало не покажется. Зачем, кстати, некоторые наши чиновники хотят запретить телеграм? Им на него молиться надо. Одна из немногих международных сеток с российскими акционерами.

Третья. Доступ к целевой аудитории. Моя целевая аудитория – это несколько тысяч человек, топовые чиновники и бизнесмены. Многие из них не хотят регистрироваться в фейсбуке, но в то же время хотят знать мое мнение по текущей повестке.

Так и родился канал «Политбюро 2.0». Можно сказать, по запросам клиентов.

В чем его специфика? Примерно тысячу его подписчиков плюс-минус я знаю лично. Несколько десятков из них – мои клиенты. Характеристики остальных четырнадцати тысяч тоже примерно понятны. А внимание дополнительной аудитории мне, в принципе, приятно, но к эффективности моего бизнеса большого отношения не имеет. Я – консультант, фигура непубличная, я не хочу быть популярным и известным, меня не обрадует узнавание таксистами или официантками.

Я просто пытаюсь разговаривать с людьми, принимающими решения, на понятном для них языке, с учетом экономии их времени. Поэтому мы в итоге и сделали сетку наших авторизованных каналов.

- А что вы думаете о региональных каналах?

- На них сейчас бум - растут, как грибы. Самый продвинутый регион - Татарстан. Самое большое количество каналов (номер 1 – «Неудаща»), и самое большое количество подписчиков. А это симптомом того, что а) есть серьезные внутренние проблемы, о которые сложно говорить открыто, без анонимности; б) зарегистрированные СМИ не всегда справляются с повесткой; в) есть внешние интересанты, которые не могут заявить о своих интересах напрямую. Ну и, конечно же, серьезный кризис доверия к официозу после кризиса с «Татфонбанком».

Среди регионов с развитым сегментом Telegram также Приморье (номер 1 – «Приморский политолог»), Нижегородская область (номер 1 – «Нижегородский олень») и Красноярский край (номер 1 – «Козырный туз»).

- Так что? Теперь будут только телеграм-каналы?

- Нет, конечно. Особенно если речь идет о массовой политической коммуникации. Развиваются и другие сети – «В контакте», «Одноклассники», тот же фейсбук. «Инстаграм» очень эффективен.

Чаты в мессенджерах – сильное оружие, причем, какой именно мессенджер, зависит от региона. Например, в Якутии, Приморье и Чечне это WhatsApp, в Оренбурге – Viber, в Москве – примерно поровну WhatsApp и Telegram.

Если брать Россию в целом, то дубинка федеральных ТВ-каналов никуда не денется. Просто формат телесмотрения поменяется. Он уже поменялся. Вот где мои клиенты и моя целевая аудитория смотрят телевизор? В приемных (как правило, это Россия-24, РБК, Россия-1 или Первый канал, именно в такой последовательности), у себя в кабинете. Это когда фоном идет телек. В мобильных устройствах – это когда кто-то ссылочку кинул, как правило, через вотсап. Это, кстати, смешная штука. Каналы читают в телеграм, а переписываются через вотсап...

- А деловая пресса умерла?

- Живет, живет. Просто иначе. Большая тройка (Ведомости, КоммерсантЪ, РБК) по-прежнему рулит. У них огромный кредит доверия. Я не помню, когда я последний раз читал бумажную газету – всё в гаджетах. Но эффект-то мультиплицируется. Надо еще добавлять индекс цитируемости. Если брать влияние на элиты, то большая тройка свои позиции пока удерживает. Хотя с вами согласен – их главными конкурентами являются именно телеграм-каналы, которые пока находятся в неподцензурном пространстве.

По деловым СМИ очень сильно ударила история с яхтой одного из членов Политбюро 2.0, когда газета, напечатавшая эту историю, проиграла суд, а тираж уничтожили. Спрос-то на эту информацию никуда не делся. И самое забавное – что те, кто инициирует запретительные меры для СМИ, сами же первые читатели телеграм-каналов.

Постепенно умирает жанр сливов через журналистов. Какой смысл что-то сливать, а потом ждать, пока это выйдет в газете, если можно банально написать об этом в анонимном канале?

Часто СМИ уже выполняют функцию не транслятора новостей, а верификатора новостей из Телеграма.

Но все равно – солидная газета остается солидной газетой.

О победе Telegram-каналов над деловыми СМИ можно будет говорить только в том случае, если туда придут крупные рекламодатели. Если мы увидим массовую рекламу Ролексов или Айфонов в аналитических каналах, то это будет момент, когда деловым медиа уже придется волноваться.

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter