Коммивояжёры последнего пути. Кто контролирует рынок ритуальных услуг города

Коммивояжёры последнего пути. Кто контролирует рынок ритуальных услуг города

Коммивояжёры последнего пути. Кто контролирует рынок ритуальных услуг города

13 марта 2018, 11:48
Экономика
Каждые два часа в Оренбурге умирает один человек; каждую неделю завершают свой жизненный путь 130, каждый год - около 6500. Смерть - неизбежный финал для каждого. Но при этом - огромный, нескончаемый рынок ритуальных услуг, ёмкость которого эксперты оценивают в более чем полмиллиарда рублей ежегодно.

Микрорайон мёртвых.

Официально на территории Оренбурга (а так же сёл, формально относящихся к городу) работают 14 кладбищ. Старейшие из них - в посёлке Бёрды, мусульманский некрополь в южной части города и знаменитое захоронение на проспекте Победы (православное и мусульманское).

Крупнейшим кладбищем - а точнее, настоящим кладбищенским комплексом - является КК "Степной", расположенный за улицей Тихой. Это единственное полностью открытый для захоронений городской некрополь, который включает в себя три участка. Кроме того, в прошлом году город выделил землю и сформировал четвёртый участок, который почти вплотную подошёл к границам муниципалитета - дальше начинается территория Сакмарского района, а южнее - дачные участки уже почти соседствуют с могилками.

"Степной" можно считать настоящим "микрорайоном мёртвых": по площади, с учётом "прирезанного" четвёртого участка он занимает более 1000 гектар и сопоставим по размерам с городскими кварталами Малой Земли и Форштадта, вместе взятыми.

Теоретически упокоить близкого можно и на трёх других кладбищах города: по улице Монтажников, близ посёлков Сулак и Кушкуль. Однако там разрешаются только родственные захоронения при условии, если заранее был выделен для этого участок.

Разрешаются захоронения и на кладбищах пригородных посёлков имени Куйбышева и Краснохолм, однако только для тех, кто ранее там проживал.

Бюджетные похороны.

Практически любой, кто сталкивался с необходимостью проводить близкого человека в последний путь, расскажет о довольно дорогостоящей процедуре похорон.

- В среднем скромные похороны по всем правилам обходятся в 50-60 тысяч рублей, рассказывает сотрудник оренбургского похоронного бюро Алла Изместьева.

В эту цену входит катафалк и два автобуса для близких, гроб, обитый бархатом плюс постель в него, одежда и обувь для покойного, временный крест с табличкой, а так же поминальный обед в столовой на 20-30 персон.

Понятно, что заказ элитного гроба, обед в ресторане, а так же подготовка небольших памятных подарков гостя, отпевание с батюшкой в храме и обряд у могилы увеличат ценник в полтора раза.

Впрочем, возможен и минимальный по стоимости вариант: в городской администрации корреспонденту 56orb.ru рассказали о прейскуранте на муниципальные похоронные услуги.

Так, оформление справки, необходимой для приёма гроба с телом на кладбище, стоит 87 рублей 43 коп. Простенький деревянный гроб с сатиновой обивкой обойдётся в 1883 рубля и одну копейку, перевозка тела покойного от одного из городских моргов на КК "Степной-4" - 1421 руб. 37 коп. и за саму процедуру погребения (рытьё могилы вручную и захоронение) - 3164,70 рублей. Услуги оказывает МУП "Комбинат бытовых услуг", который итого за минималистичные похороны возьмёт скромные 6556 рублей 51 копейку.

Кроме того, на кладбищенском комплексе, на участках "Степной-3" и "Степной-4" совершенно официально можно "забронировать" место под будущее родственное захоронение. Цена вопроса - 30 тысяч рублей единовременно. Как уверяют в "Комбинате бытовых услуг", выкупленное место будет забронировано хоть на десятилетия. А вот перепродать его другим людям - нельзя.

Битва за покойника.

В Оренбурге сегодня ритуальные услуги оказывают более трёх десятков компаний и индивидуальных предпринимателей. Крупнейшими из них является уже упомянутый выше МУП "Комбинат ритуальных услуг" (выручка за 2016 год, по данным Интерфакс-Спарк составиал более 36 млн. рублей) и компания "ОренСпецСервис" (54 млн. выручки). Примечательно, что руководит МУП "КБУ" вот уже много лет Игорь Абдульманов, в 2015 году избравшийся в Оренбургский городской совет.

Немало работает на этом рынке и индивидуальных предпринимателей - "похоронных агентов". За определённую сумму они готовы взять на себя все хлопоты по части проводов усопшего в последний путь.

- Этот бизнес весьма специфический, штучный. Привычные маркетинговые и рекламные ходы тут не работают совсем или работают очень плохо, - комментирует предприниматель Андрей Кириленко.

Поэтому главный успех - это скорость преложения услуги. Кто первым "перехватил" родственников покойника - тот и выполняет заказ.

О том, что похоронные агенты первыми, быстрее полиции и врачей "Скорой" появляются у тела покойного и начинают предлагать услуги безутешным близким, ходят настоящие легенды.

- Отчасти это правда, - соглашается врач "Скорой помощи" и блогер Лилия Грачёва. - Хотя несколько лет назад была развёрнута большая кампания по предотвращению утечки информации от медиков к "похоронщикам". В своё время этим действительно грешили некоторые, пару раз даже "ловили" санитаров-"болтунов".

Нам даже было запрещено в эфире по рации произносить слово "скончавшийся", так как агенты "висели" на рациях и, услышав о покойном, тут же бросались по скорбному адресу.

Не отрицает факт договорённостей с медработниками низшего звена и предприниматель Кириленко:

- Стандартное вознаграждение за "слив" информации - от 500 до 1500 рублей за каждого покойного. Деньги санитар на "Скорой" получал только в том случае, если я как агент первым добирался до места.

Впрочем, сегодня тема эта уже не так актуальна: санитаров на "Скорой" упразднили, а за "слив" информации грозит не только увольнение, но и наказание в рамках законодательства о защите персональных данных.

Причём, по словам Лилии Грачёвой, масштабная компания "не болтай!" развернулась на неотложке не столько даже из-за назойливости агентов, сколько из-за грубого нарушения порядка регистрации смертей.

- Прежде были случаи, что после "Скорой", констатировавшей смерть, полиция приезжала к покойному - а там уже вовсю "колдуют" похоронщики, проводя процедуру бальзамирования. Ни экспертизы, ни установления причин смерти, чтобы исключить криминал... Конечно, после этого правоохранители всерьёз занялись этой проблемой.

Тем не менее "сливы", хоть и в меньших масштабах, сегодня в Оренбурге продолжаются. Две стороны процесса - "Скорая помощь" и полиция - традиционно винят в этом друг друга. Хотя, как делится мнением Андрей Кириленко, "сотрудничать с врачами выгоднее и безопаснее: медики первыми получают данные о смерти, полиция же запаздывает, особенно, когда речь идёт о смерти по явно естественной причине".

В целом "кладбищенские войны" в Оренбурге сегодня остались в прошлом, рынок стабилизировался и явного передела на нём нет. Однако тема утечки информации остаётся актуальной: за состоятельного покойника и сегодня агенты готовы платить приличные деньги, лишь бы первыми оказаться в числе тех, кто сможет предложить свои услуги безутешным родственникам.

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter