Предприниматель Екатерина Калегина: «В бизнесе все приходится ставить на кон!»

Интервью
Предприниматель Екатерина Калегина: «В бизнесе все приходится ставить на кон!»
Предприниматель Екатерина Калегина: «В бизнесе все приходится ставить на кон!»
28 мая, 19:19
На этой неделе в России отметили День предпринимателя. О ведении своего дела, поддержке государства и проблемах бизнеса, которые обнажил кризис во время пандемии, поговорим с предпринимателем и депутатом Городского совета Оренбурга Екатериной Калегиной.

В отрасли легкой промышленности она работает давно, руководит семейным бизнесом по пошиву спецодежды ООО «Виктор Спецодежда», которое начинал ее отец.

Вы уже более 20 лет занимаетесь предпринимательской деятельностью. Как изменился бизнес за последние годы?

Когда я начинала в 1999 году, это был совсем другой бизнес. В сфере предпринимательства поменялись законы, поэтому сейчас бизнес сильнее зажат в рамки. Причем не только законодательные, но и экономические. В 90-х у нас было больше маневров и путей для развития. И это несмотря на то, что было меньше субсидий, грантов и возможности взять кредиты. Плюс не такая сильная конкуренция как сегодня. Оренбургский бизнес тогда процветал. Было меньше федеральных компаний, которые подавляют сегодня производственный бизнес. Да и промышленных предприятий, на которые ориентировано, например, наше производство спецодежды было гораздо больше. Работать было легче и интересней. И результаты по прибыльности были примерно те же, что и сейчас.

Когда вы особенно остро ощутили эти перемены?

В 2008 году во время первого кризиса, который серьезно подкосил экономику страны. Мне кажется, мы до сих пор от него не оправились, хотя прошло уже более 12 лет. Государство тогда стало очень четко регулировать все бизнес-процессы под предлогом наведения порядка в этой сфере. В результате начался процесс выдавливания малого регионального бизнеса и лоббирования интересов крупных федеральных компаний. К сожалению, тенденция сохраняется и сегодня. Например, на развитие малого и среднего бизнеса в Оренбурге и поддержку местных производителей в бюджете на 2021 год заложено 5 млн 600 рублей — это в два раза меньше, чем в прошлые годы. В прошлом году эта сумма составила 12 млн рублей. Но в любом случае - мизер: если на 100 предпринимателей разделить, то по 56 тыс. рублей выйдет. В год!

Некоторые считают, что кризис — это лучшее время, чтобы взлететь. Чем для вас стал очередной кризис в 2020 году: провалом или взлетом?

Один из крупных оренбургских бизнесменов с большим опытом, который пережил не один дефолт и кризис, однажды сказал: «Наш оренбургский бизнес живет не во благо, а вопреки». Нам постоянно приходится преодолевать какие-то трудности. Поэтому не стоит тешить себя надеждой о взлете. Любой кризис - это откат назад. Мало кому он дает толчок вперед. Нам постоянно приходится подстраиваться под реалии нынешней экономики. В пандемию, кроме спецодежды, мы отшивали средства индивидуальной защиты. Это позволило работать, не снижая существенно объемы производства. Хотя в целом по Оренбургу за 9 месяцев 2020 года они упали почти на 20%. Это очень существенное падение, учитывая, что экономика города зависима от бизнеса — 90.9% собственных доходов бюджета Оренбурга — это налоговые доходы.

В региональном правительстве анонсировали, что в этом году на экспортную поддержку предпринимателей малого и среднего бизнеса в Оренбуржье заложили 75 млн. рублей. Как думаете, насколько актуальна сейчас эта помощь?

Новость о субсидировании лёгкой промышленности и народных промыслов несомненно порадовала. Смущает только тот факт, что поддержка нашей сферы направлена исключительно на работу с электронными торговыми площадками. На самом деле с налаживанием рынка сбыта, особенно если товар качественный, у предпринимателей, как правило, проблем не возникает. Это лучше чем, ничего, но не та помощь, которую мы ждем. А вот за пуховязальщиков, которых обещали поддержать рублем я очень рада!

То есть это не спасет нашу легкую промышленность?

На самом деле проблемы гораздо глубже. Производственники уже научились продавать свой товар. Возможно 5-10 лет этот вид поддержки был бы более актуальным и дал нам толчок к развитию. Проблема не в том, чтобы продать, а в том, чтобы произвести. У легкой промышленности сейчас есть несколько основных сложностей. Во-первых это отсутствие отечественного промышленного оборудования. Неубиваемые подольские швейные машины, которые славились своим качеством на весь мир, больше не производят. Во-вторых, это зависимость от сырья, так как сегодня весь материал мы покупаем за рубежом. После закрытия «Орентекса», нашего Шелкокомбината, ни одно производство в России синтетических тканей у нас не выпускает. В итоге цена на сырье сильно зависит и от курса доллара, и от внешнеполитических обстоятельств.

Удается ли нивелировать последствия скачков доллара и евро?

К сожалению, мы очень зависим от курса, так как берем ткани за рубежом. Рост курса особенно ощутим, когда мы работаем по долгосрочному контракту с крупными нашими предприятиями, поставляя им готовую продукцию. А тут внезапно опять рост курса, и приходится гораздо больше платить за сырьё. Иногда из-за этого попадаем впросак, и вынуждены продавать изделия ниже себестоимости. У нас есть на территории России производство натуральных тканей, но сырье и красители поставляют из-за рубежа. Синтетическую ткань, например, из которой мы шьем одежду, производят в Беларуси, но ценник там приличный, так как у них попросту нет конкурентов. Пандемия в очередной раз продемонстрировала упадок легкой промышленности. Ведь долгие годы еще до коронавируса мы кричали о наших проблемах, но наш жалкий «писк» просто не слышали. В итоге мы получили полностью импортозависимую отрасль.

Рабочие профессии сегодня нельзя отнести к числу престижных. Как удается справляться с нехваткой рабочих рук и кадров?

Это еще одна глобальная проблема, которую необходимо решать на уровне государства. По моим прогнозам, трудовых квалифицированных ресурсов в нашей сфере осталось буквально лет на десять, не больше. В ближайшие десятилетия роботы не смогут заменить человеческие руки. Средний возраст швеи на производстве стремится к предпенсионному. А новых кадров просто нет! Именно поэтому сейчас мы пытаемся развивать социальное предпринимательство. Но это капля в море. У нас на территории области всего два или три колледжа, которые выпускают швей. В каждом из них около 20 бюджетных мест для подготовки по этой специальности. В стране не ведется никакой работы по популяризации рабочих профессий. Девочки скорее пойдут учиться делать маникюр или стричь, чем шить. Если, например, те же субсидии направить не на торговые площадки, а на создание дополнительных бюджетных мест, то это была бы реальная помощь.

Наверняка, это работа не одного года?

Конечно, но мы согласны подождать 3-4 года, пока вырастет новое поколение специалистов. Работа по популяризации рабочих профессий у нас просто провалена. Не хватает не только швей, но и сварщиков, слесарей. На молодежную профориентацию в этом году в Оренбурге хотели выделить всего 20 тысяч рублей! При этом на содержание чиновников мэрии закладывают огромные суммы. Ситуацию удалось переломить только когда возник скандал с покупкой дорогих автомобилей для депутатов Городского совета. Около 2 млн. рублей были перенаправлены на профориентационную работу с оренбургской молодежью.

Сейчас многие мечтают создать свой бизнес, чтобы быть независимым и не работать «на дядю». Всегда ли хороша идея открыть свой бизнес?

Сейчас это делать гораздо проще, чем когда начинала я. Для начинающих предпринимателей у нас как раз есть масса поддерживающих программ, предусмотрены гранты и субсидии. Мне в свое время пришлось самостоятельно справляться со всем. Думаю, в какой-то мере это даже плюс, ведь теперь у себя в компании я могу заменить абсолютно любого сотрудника. Я прекрасно понимаю особенности каждого этапа производства, мы разговариваем с людьми на одном языке. Начинающим предпринимателям посоветовала бы попробовать сначала поработать в выбранной сфере на кого-то прежде чем открывать свое дело. Сейчас в нашей стране бизнес — это очень рискованная деятельность. Здесь все приходится ставить на кон.

У нас до сих пор принято делить профессии на мужские и женские. Есть ли место женщине в предпринимательстве?

Женщине наравне с мужчиной приходится решать все бизнес-вопросы. И вместе с этим необходимо еще оставаться женщиной, не забывать про семью и детей. Но для меня важно быть реализованной в своем деле, чтобы потом не жалеть о том, чего я не сделала.

Сюжеты:
Эксклюзив
Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter