Смерть больших ТЦ и новые парадигмы в торговле. Что ждёт малый бизнес после ковида

Интервью
Смерть больших ТЦ и новые парадигмы в торговле. Что ждёт малый бизнес после ковида
Смерть больших ТЦ и новые парадигмы в торговле. Что ждёт малый бизнес после ковида
24 февраля, 10:04Фото: 56orb.ru
Коронавирусный год, который пережила вся страна, стал переломным для многих отраслей бизнеса. Но, пожалуй, наиболее значительные изменения сейчас происходят в секторе торговли. Онлайн-ритейл, отход от форматов мегамоллов и товары в почтовый ящик — что в итоге ждёт малый бизнес после «рокового 2020-го»?

Об этом мы беседуем с председателем оренбургской городской профсоюзной организации работников малого и среднего бизнеса Максимом СКИВКО.

Грабительская карта

Максим Анатольевич, первый вопрос. В ковидный год нас вех приучали к бесконтактным платежам и рассказывали, как удобно пользоваться «безналом»: «пикнул» картой или смартфоном с NFC и всё оплатил. Однако всё чаще в магазинах Оренбурга появляются транспаранты — скидка при расчёте наличными или и вовсе что «безнал» не принимаем. Как же так?

— А ничего удивительного. Всё как в той поговорке: кому, как говорится, война, а кому — мать родна. За последний год мы наблюдаем существенное увеличение тарифов на эквайринг*. Смотрите — сейчас у маленького магазинчика или островка-"стекляшки» в торговом центре за каждый платёж картой банк снимет комиссию в 2,5% от цены. Это фактически столько же, сколько предприниматель платит налогов по упрощённой схеме. То есть двойное налогообложение получается: сначала банк, потом государство. Учитывая, что торговая наценка упала до минимальных значений сейчас, для бизнеса эти 2,5% оборачиваются очень существенными затратами. Прибавьте сюда аренду самого терминала, к которому вы карты прикладываете. В общем, дорогое удовольствие. Даже крупные магазины при больших оборотах платят за эквайринг 1,6-1,8%. Продал товара на 2 миллиона в месяц — 36 тысяч отдай. То есть полноценную зарплату продавца.

Но на рынке же должна быть конкуренция, нельзя разве выбрать другой банк с низким процентом?

— Ставки плюс-минус у всех одинаковые. И повторюсь, рост их обозначился именно в последнее время, то есть когда была запущена масштабная кампания, призывающая людей платить безналом. Говорили при этом, что проблема не в российских банках, а в международных платёжных системах Visa и MasterCard — мол, у них комиссия огромная. Однако мы общаемся с коллегами в сфере торговли и малого предпринимательства из европейских стран, так там услуга эквайринга стоит 0,25-0,35% В десять раз ниже! Наконец, у нас же есть карты МИР, почему тогда по ним не сделать такие же проценты — 0,25%? Мы же декларируем импортозамещение в том числе и в банковских технологиях. Так вот, казалось бы, и направление. Увы… Прибыль банки терять не хотят.

Если говорить о торговле в целом, то как изменилась ситуация в отрасли за коронавирусный год?

— Определённо заметно формирование новой потребительской модели. Люди стали более замкнуты, меньше ходят друг к другу в гости, меньше собираются большими компаниями. И это видно по падению продаж соответствующего ассортимента товаров, причём как продовольственных, так и непродовольственных.

Начиная где-то с конца апреля и по конец сентября на 20-30% вырастал спрос на товары, условно говоря, «для шумных компаний». Девушки покупали на лето яркую одежду, обновляли гардеробы, взрывной рост спроса был на товары для пикников. В 2020 году такого роста не было, ритейл потерял значительную часть выручки. И есть опасения, что к прежним уровням мы уже не вернёмся никогда, психология людей «после ковида» стала другой. Тут и общие тренды в экономике, конечно, влияют — доходы людей падали и до коронавируса, просто теперь это всё значительно обострилось. Можно привести аналогию с другими кризисами. Обычно 2-3 года уходит на смену модели потребления от «сберегательной» к «потребительской». Но мы-то ещё не вышли толком из обвала 2014 года, когда рубль резко потерял покупательскую способность и началась гонка санкций.

Из центров торговли — в центры развлечений

Как переживает ситуацию большой ритейл? Торговые комплексы Оренбурга, на первый взгляд, не страдают от недостатка покупателей.

— Это тольно на первый взгляд. На самом деле отток покупателей из больших комплексов начался уже давно, свою точку бифуркации супермаркеты уже прошли. Коронавирусный год лишь подстегнул те тренды, что наметились ранее. Простейший пример — пекарня Cinnabon, которая закрылась в молле «Армада». Причём сворачивание бизнеса началось ещё до введения ковидных ограничений. Казалось бы — пекарня, булочки сладкие такой проходной товар, но — тем не менее… Закрываются торговые «островки» в коридорах молла. Люди объясняют, что в рабочий день проходимость вообще близка к нулю. Выручку удаётся делать только в вечер пятницы и субботу-воскресенье. А четыре дня в неделю — ноль.

И нужно понимать, что тенденция к угасанию активности больших ТЦ — она общемировая.

То есть у нас не останется вообще больших торговых центров?

Я думаю, произойдёт трансформация — центры станут скорее развлекательными, выставочными, а торговля отойдёт на второй план.

Но люди же всё равно будут покупать товары…

— Уже сейчас малый бизнес Оренбурга активно переводит торговлю в олнайн. Яркий пример: предприниматель, который занимается продажей букетов цветов, флористикой. В 2020 году оборот через интернет у него вырос почти в четыре раза. Он закрывает точки в торговых центрах — но вкладывает большие деньги в интернет-магазины и доставку. Предполагаю, что следующим логичным шагом в развитие онлайн-ритейла станет вообще установка постаматов в многоквартирных домах. Вместо почтовых ящиков. Человек заказал товары, продукты, оплатил онлайн, а потом идёт с работы и забирает их по своему коду в пост-боксе. Купил, например, кроссовки, примерил, не подошли по размеру — оставил их в боксе и через смартфон перезаказал доставку на размер больше.

Мне кажется, что нынешнее поколение оренбуржцев всё-таки более консервативны и предпочтут привычный обувной магазин…

А вы смотрите на будущее поколение. На тех, кому сейчас 13-16 лет. Они же все уткнулись в смартфоны, и хвастаются, кто что в интернете заказал.

Так что мы можем верить или не верить, но будущее уже наступило. И в выигрыше окажется тот, кто вовремя уловит тренд. Как бы ни кощунственно звучало, но никакие меры поддержки малого бизнеса не спасут, если работать по прежним лекалам.

Конкуренция за бизнес

Кстати, о поддержке. Вы считаете меры, которые использует государство, достаточными, чтобы спасти малое предпринимательство от ковидных последствий?

— Я вообще не стал бы тут разделять ковидные и нековидные меры поддержки. Это проблемы в комплексе. Как можно говорить о поддержке, перестраивая при этом налоговую систему и отменяя ЕНВД? Или когда уже упомянутый выше эквайринг у нас вдесятеро больше, чем в Европе. Точечные меры, которые применяются, не влияют на картину в целом. Если идёт отток населения из Оренбурга, если банкротятся предприятия, сжимается экономика региона и всё меньше денег остаётся в области — как может в этих условиях чувствовать себя малый бизнес? Ну хорошо, дадут тебе кредит под областные гарантии на 2-3% меньше, и что? Нужны же рынки сбыта товаров и услуг, нужны платёжеспособные потребители. Интернет, кстати, даёт возможность работать с покупателями по всей России и миру, да. Но ведь обратная сторона этого — а зачем нам тогда Оренбург? Интернет-технологии лишь усиливают конкуренцию между территориями за активных и продвинутых людей. И наш регион должен предложить им такие условия, которых не предложит никто другой.

(Эквайринг — услуга банковского обслуживания для торгового предприятия по приёму безналичной оплаты за товары и услуги пластиковыми картами. — прим. ред)

Сюжеты:
Эксклюзив
Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter