Маршрут на кладбище. Почему в Оренбурге умирает нормальный общественный транспорт

Интервью
Маршрут на кладбище. Почему в Оренбурге умирает нормальный общественный транспорт
Маршрут на кладбище. Почему в Оренбурге умирает нормальный общественный транспорт
15 июня, 11:58Фото: 56orb.ru
Общественный транспорт Оренбурга опять лихорадит. Стремительно растут тарифы на проезд, но при этом доступность поездок становится всё ниже. В часы пик и вечером после 20-00 уехать всё сложнее, автобусы стали ходить заметно реже. Не говоря уже о ржавых ПАЗиках, ставших настоящим проклятьем города.

О причинах такой ситуации, которая напоминает развал отрасли общественного транспорта в середине 90-х, мы беседуем с руководителем «Ассоциации перевозчиков Оренбурга» Максимом Фазуллиным.

Тариф «Недоступный»

Максим Римович, главный вопрос — оренбуржцев возмущает такой стремительный рост тарифа на проезд. 32 рубля — это для нашего города очень много. За 2,5 года в общей сложности рост стоимости проезда составил почти 50%. Что происходит? Это жадность перевозчиков?

Болезненная тема, и я согласен с вами — 32 рубля это много. Но это не жадность, это — экономика. За те же 2,5 года произошёл стремительный рост цены на топливо, в первую очередь — на сжиженный газ. В 2018 году литр пропан-бутана на АГЗС стоил 18 рублей, а в этом цена достигала почти 30 рублей. Резко подорожали запчасти, на треть выросла цена и на покупку самих автобусов. При этом пассажиропоток упал очень существенно, на 40-50%. Это и последствия коронавирусного кризиса, из которого мы, в общем-то, так до конца и не вышли. И в целом негативной демографической ситуации.

На недавней пресс-конференции новый начальник управления пассажирского транспорта города Оксана Малышева рассказала, что проблема в отсутствии водителей. Но почему она возникла именно сейчас? Раньше были люди, а сейчас все уволились?

Водителей на маршрутных автобусах всегда не хватало. Работа эта всегда была очень тяжёлой и неблагодарной. Но сегодня да, ситуация стала просто катастрофической. Я говорил выше, что упал пассажиропоток, а от него напрямую зависела зарплата сотрудников. И многие стали увольняться, потому что не хотят ездить за такие деньги. Кто-то уехал на вахту, кто-то вышел на пенсию. Немаловажным фактором стала и общая неопределённость в отрасли. Ещё зимой должна была начаться подготовка к проведению конкурса для определения перевозчиков на следующие 7 лет. Но до сих пор внятной позиции города нет.

Люди же не глупые, они видят, что будущее пассажирских перевозок в Оренбурге в принципе очень туманное. Зачем дожидаться, пока твоё предприятие оставят без маршрутов, а тебя — уволят. Все ищут более стабильные места — и находят.

Раз мы заговорили о конкурсе. Летом этого года заканчиваются пятилетние маршрутные свидетельства у оренбургских перевозчиков. Неоднократно нам обещали, что будет новый конкурс, с жёсткими условиями, на новые маршруты и общественный транспорт у нас преобразится. Не будет больше «колхозных» ПАЗиков, а на работу в городе допустят только тех, кто закупит новенькие и большие автобусы. Какова сейчас ситуация?

Действительно, сроки свидетельств заканчивается, и с юридической точки зрения город должен проводить новый конкурс. Причём подготовка к нему занимает немало времени, ещё в феврале–марте должны были появится документы и стандарты, но этого так и не произошло. Вы же помните, там уволился из администрации Морозов (зам. главы города, в том числе курирующий вопросы транспорта — прим. ред.) затем заместитель Морозова Иванищев. В общем, чиновникам, видимо, не до того было. Да и сейчас мы не видим никаких признаков подготовки к конкурсу.

Получается, что в августе автобусы уже должны все встать на прикол?

Скорее всего, перевозчики получат временные разрешения на 180 дней. А дальше вопрос. И вот это самое тревожное — неопределённость. Что будет с перевозками дальше? Какие останутся маршруты? На каких условиях будем работать?

А вы уже встречались с Оксаной Малышевой, задавали ей эти вопросы?

Встречался один раз, задавал. Но внятного ответа не получил. Всё в духе «подумаем», «посмотрим», «оценим…» Хотя совершенно очевидно, что администрация города должна чётко сформулировать — чего она хочет от отрасли.

Вечный «ПАЗ»

Малышева обещала, что к 2023 году мы избавимся от морально и физически устаревших «ПАЗиков», а ставка будет сделана на автобусы большой вместимости.

То, что ПАЗики старых моделей надо менять на более современные, низкопольные, с кондиционерами — я полностью согласен. Но для этого у автопредприятий должно быть чёткое понимание, что на ближайшие 5-7 лет не будут меняться правила игры. Ведь надо взять новые автобусы в лизинг и окупить их. А если город до сих пор ни с конкурсом, ни с маршрутами не определился, как влезать в кредиты? Вдруг тебя завтра с маршрута попросту выкинут, и ты с миллиардным долгом остаёшься вне рынка! Что касается ставки на автобусы большой вместимости, то тут тоже не всё так просто. Во-первых, для них нужна инфраструктура. Хотя бы нормальные конечные, где развернуться можно. А вот в том же микрорайоне Солнечный, например, таких условий нет, там проезды узкие. И если в них большой автобус типа «Волгабаса» пустить, он выбираться будет разве что только сдавая задом. Во-вторых, экономика будет совсем другая, не то что на ПАЗиках. Большие автобусы будут реже ходить и плотнее «набиваться» пассажирами, чтобы окупить их применение. Понравится это людям? Сомневаюсь! И опыт других городов, где активно насаждали машины большой вместимости это подтверждает. Людям не нравится стоять по полчаса и ехать, как селёдки в бочке.

Да, картинка получается красивая: большой автобус на фоне широкого проспекта. Но ведь изменения затеваются не ради картинок, а ради удобства пассажиров. Давайте же слушать мнение самих горожан, а не заставлять всех ездить так, как удобно администрации!

Администрация города выставила на торги право обслуживания маршрутов № 20 и № 21. Они самые выгодные с точки зрения выручки, и раньше всегда обслуживались Муниципальным казённым предприятием «Оренбургские пассажирские перевозки». Даже и заявлялось так — мол, «муниципалы» ездят на плохих маршрутах, где людей мало и выручка плохая, а «частники» заграбастали себе самые выгодные и «жируют». Почему же теперь город добровольно отдаёт эти маршруты? Они перестали быть выгодными?

Я думаю, причина тут в том, то МКП ОПП просто не успевает их обслуживать в требуемом объёме. Сейчас львиная доля муниципального автобусного парка брошена на дачные направления. В городе автобусов мало. А на 20 и 21-й маршруты выделены бюджетные деньги, чётко прописан график движения, количество автобусов на линии. Вот только представьте: вам дают, условно говоря, 1000 рублей с условием, чтобы вы три раза в день покупали и приносили бабушке-инвалиду по булочке из пекарни. А вы по факту эту тысячу рублей забрали, но булочку приносите только 1 раз в день. Это нарушение? Да, безусловно! И за бюджетные деньги с вас три шкуры сдерут. Я полагаю, с маршрутами ситуация аналогичная. МКП ОПП просто боится не выполнить контракт и попасть таким образом в «чёрный список». И тогда вообще ни в каких конкурсах и ни на одном маршруте нельзя будет принимать им участие.

Но если сейчас ещё и 20-й и 21-й маршруты уйдут от МКП ОПП, то что же вообще останется муниципальным перевозчикам? Их доля и сейчас всего 20%, а остальное — частники. А будет, получается, менее 5%?

Не знаю, вопрос — к Управлению пассажирского транспорта администрации Оренбурга. Навскидку — останутся троллейбусы, хотя мы же видим, в каком печальном состоянии там подвижной состав. Останется маршрут № 46, который ходит от остановки «Клиффорд» до кладбищенского комплекса «Степной». И дачные автобусы ещё, но это только до середины октября.

Есть ли всё-таки возможность у города и перевозчиков договориться и снизить тарифы, стабилизировать расписание?

Конечно, есть. Для этого нужно чётко понимать экономику перевозок, рассчитать пассажиропотоки, возможности регулирования тарифов. А не бросаться друг в друга обвинениями. Надо понимать, какие у нас сейчас экономические условия, реальные расходы. И — бюджетные возможности. Есть вариант применять регулируемые тарифы, то есть бюджет доплачивает перевозчикам какую-то часть, но при этом устанавливает и чёткую стоимость проезда на маршруте, менять которую перевозчик сам уже не может. Это серьёзный шаг, он потребует пересмотра вообще всей структуры финансирования пассажирского транспорта. Но это реально, если будет у властей такое желание.

Сюжеты:
Эксклюзив
Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter