Борьба за урожай - или борьба с урожаем? Подводим итоги сельхозгода

Борьба за урожай - или борьба с урожаем? Подводим итоги сельхозгода
Интервью

3 января 2018, 14:43
Photo: Константин Артемьев
О том, как общую победу не сделать бедствием, какие культуры успешны при возделывании, а какие – при реализации, и почему вывозить зерно за границу выгоднее казахским соседям, чем нашим фермерам, подводя итоги года, рассказал начальник отдела растениеводства министерства сельского хозяйства области Николай Лебедев

Урожай зерновых

- Николай Николаевич, 2017 год стал урожайным, кажется, не только для нашей области, но и для всей России?

- Представьте, 130 миллионов тонн зерновых - это максимум, даже по сравнению с лучшими советскими годами. В СССР земледельцы Российской Федерации, как правило, получали 101 миллион тонн, если брать средний показатель за 5 лет.

Весь валовый сбор зерновых по нашей области в этом году составил 4.370.000 тонн. Это стало возможным ещё и потому, что некоторые районы области за последнее время резко увеличили валовой сбор зерновых, - на один миллион сто тысяч тонн в общем валовом сборе. А потому по приросту наша область идёт третьей по России следом за Ростовской и Саратовской областями.

В районах уже начали спрашивать, а зачем нам такое количество зерна в пику качества? Но здесь не надо забывать про животноводство. В нашей области уже сформирована мощная животноводческая база. А ей необходимы корма.

Только пшеницы в 2017 году выращено 2 миллиона 800 тысяч тонн. Озимой, яровой, твердой, мягкой. Всех видов.

1.313.000 тонн – озимой пшеницы. 30 процентов от всего. Средняя урожайность озимой пшеницы составила 26,5 центнеров с гектара. Ржи – 20. А в среднем получилось 16,5.

Ячмени и овсы яровые дали по 17 центнеров с гектара. У крупяных год был не слишком благоприятный, просо и гречиха по 8 центнеров. Бобовые хорошо получили, по 11 центнеров с гектара, 73 тысячи тонн.

А максимальный намолот зерновых в этом году оказался у крестьянско-фермерских хозяйств Адамовского района.

Ставка на озимые

- В 2017-м планировали засеять озимых больше, чем в 2016-м. Засеяли, наоборот, меньше. Погода, осадки… Может, их вообще нет смысла засевать в нашей климатической зоне?

- Смысл есть. Просто в нынешнем году осень была засушливой. В части центральных районов области влага в земле оставалась на минимальном уровне, кое-где – на критичном. То есть земля была практически сухой. А значит, были проблемы с посевом озимых. Особенно там, где мало внимания уделяется обработке паровых полей.

Да, озимых в этом году было посеяно меньше, чем в прошлом. Под урожай следующего года мы посеяли 636 тысяч гектаров. То есть только 80 процентов от своих же планов.

Планировали засеять озимыми 800 тысяч гектаров, чтоб постепенно подбираться к миллиону. Но погода опять нам этого не позволила. Надеемся, к следующему году мы обработаем достаточное количество паров, и, если погода позволит, посеем озимых на триста шестьдесят тысяч гектаров больше.

Если говорить про озимые, то надо разделять климатические зоны в разных районах области.

К примеру, на востоке озимых сеют мало из-за сухой холодной зимы. В Кваркено этой осенью было засеяно 100 гектаров озимых зерновых. В Адамовском районе 800. И там, и там в конце ноября пошли тридцатиградусные морозы практически без снега. Озимые погибли.

В Новоорском районе было засеяно 800 гектаров озимых. В Кувандыкском - побольше, 2.800 гектаров. Но разве можно сравнивать эти поля с теми, которые засевают озимыми крестьяне и фермеры в Бузулукском районе – 36 тысяч гектаров, в Курманаевском или в Асекеевском, где по 30 тысяч.

Агрономы в хозяйствах прекрасно понимают сами, будет отдача от тех или иных зерновых, стоит рисковать немалыми средствами, высаживая культуры по той или этой погоде. Поэтому на востоке области или на юге озимых мало, в основном, растут яровые.

Хотя есть и другой пример. В Акбулакском районе, где климат суровый, хозяйства уже несколько лет подряд засевают по 20 тысяч гектаров озимых. Правда, делают при этом упор не на пшеницу, а на рожь. Она сильнее, она выживает.

А максимальный клин озимых в этом году был в Ташлинском районе. Хозяйства там засеяли ими 40 тысяч гектаров полей.

На сегодня состояние озимых на 91 процент – хорошее, на 9 процентов – неудовлетворительное.

Но это на сегодня. А какой ещё будет зима? А весна? С их оттепелями, с ледяными корками.

За всё время многолетних наблюдений было выявлено, что в среднем гибнет десять процентов озимых от всей засеянной площади. Посмотрим, как будет в этом году.

Это вам не семечки!

- Были времена, когда подсолнечник давал максимальные результаты, и цена на него была высокой. Сейчас, вроде, и заводов много, и покупают его охотно. И урожай на него в этом году не рекордный. А цены почему-то снизились.

- Урожай подсолнечника – нормальный. Весна была затяжной. Тот, кто сеял его в поздние сроки, прогадал. Под снегом осталось совсем немного – где-то 10 тысяч гектаров из 800 тысяч посеянных. Уборка подсолнечника завершена. Намолочено 837 тысяч тонн. Если брать к году предыдущему, то это плюс 150 тысяч тонн вала. Хотя и площадь под эту культуру в нынешнем году увеличилась на 100 тысяч гектаров. И по урожайности мы чуть превысили прошлогодний уровень. В нынешнем году средняя урожайность подсолнечника 10 центнеров с гектара, в прошлом была – 9,4.

Сейчас у нас, после запуска завода в Сорочинске, проблем со сбытом семян подсолнечника уже не возникает. Закупают его у нас и соседи из Самарской области и Башкирии. Однако цена на него напрямую зависит от качества и влажности. Крупные трейдеры хорошо берут эту культуру, если она хорошего качества.

Цены упали с 15 октября. От 16.500-17.000 рублей в середине осени до 14.300. Вилка, правда, большая, достаёт до 17.050 рублей в зависимости от качества, от влажности. Кто-то торгуется, кто-то сушит семечки, приводит их в товарный вид. Но, между прочим, год назад то же подсолнечник стоил от 18 до 20,5 тысяч рублей. Упали цены.

Мы ещё предупреждаем фермеров об опасности увеличения посевных площадей под подсолнечник. Он серьёзно истощает землю. И не всегда бывает выгоден.

Такая разная картошка

- В 2017 году на 10 тысяч тонн вырос валовый сбор картофеля. Откуда такой заметный рост в его производстве? Ведь посевные площади под него увеличились не намного.

- Да, скорее всего, даёт себя знать применение новых технологий его выращивания. В том числе внедрение поливной системы. Поэтому в крупных и мелких фермерских хозяйствах в 2017-м было собрано 57 тысяч тонн картофеля. В прошлом году этот уровень достигал только 47 тысяч тонн.

10 тысяч тонн картофеля собрали специалисты «А7-Агро» на новых поливных площадях. Кроме этого, по традиции, производством картофеля занимаются Александровские и Переволоцкие фермеры. Они выращивают новые районированные сорта, которые хорошо переносят долгосрочное хранение.

Кто-то из оренбургских картофелеводов берёт валом, работает на поливных землях. Кто-то старается взять качеством. А есть примеры выстроенных долговременных отношений между покупателями и продавцом.

Фермер Хомутский из Перволоцкого района, например, ещё весной до посадки берёт предоплату за определённое количество картофеля, которое обязуется отдать осенью. И какой бы не была цена в сентябре, покупатели получают своё количество без наценки. Система хорошо прижилась у частников из ближайших районов и городов.

Некоторые фермеры, помимо новых европейских технологий и импортной техники, закупили оборудование для картофелехранищ современного типа. Вплоть до мойки и упаковки продукта. В таком виде картофель завозится из других регионов, из-за рубежа и продаётся в наших магазинах. Почему мы не можем так фасовать и продавать? Вполне можем.

Все остальные овощи в 2017 годы были высажены в открытый грунт на площадях больше, чем обычно. И урожай здесь был неплохой.

Но особенно порадовал урожай овощей в защищённом грунте. Благодаря вводу в действие новых тепличных комплексов, в 2017 году было собрано 3452 тонны. А это – 130 процентов к 2016 году.

В 2016 году было построено и введено в строй более 5 гектаров зимних теплиц: 4 - Кушкульские и 1,2 – «Цветы Оренбуржья». А сегодня ещё 2,7 гектара теплиц введено в эксплуатацию.

Без интервенций

- Ну, хорошо, урожай выращен, собран. А реализовать-то его можно? Или крестьянам так и придётся удерживать его в хранилищах, ожидая повышения цен?

- На сегодня у нас в закромах 2 миллиона 800 тонн продовольственного товарного зерна. Того самого, которое готово к реализации и в других регионах, и за пределами нашей страны.

Государство напрямую у нас зерно не закупает. Закупают крупные трейдеры. Их на оренбургском рынке от силы 5-8 фирм.

Наша область – регион, удалённый от логистических центров, от портов отгрузки. Это затрудняет логистику наших поставок за границу. Дорого поставлять. Но сейчас уже разработана система компенсации железнодорожных тарифов для перевозки зерна в порты для некоторых российских регионов. В их числе оказалась и Оренбургская область.

А вот закупочные цены на пшеницу 3-го класса у нас практически остановились с 15 октября на отметке 5.700–7.200 рублей за тонну. Договариваются руководители хозяйств сами, учитывая удалённость, условия поставки и другие нюансы. В прошлом году в это же время цена пшеницы 3-го класса колебалась от 8 до 10 тысяч рублей.

Зерновых интервенций в 2017 году не было. И вряд ли в ближайшее время цена на зерно повысится. Вероятно, считается, что смысла в этом нет, раз хороший урожай.

А вот соседи из Казахстана наши зерновые закупают охотно. Причём, не только пшеницу, но и ячмень, другие культуры. В первую очередь, на корм скоту. У них сейчас в Уральской и Актюбинской областях появились новые фермы, птицефабрики, стало активно развиваться животноводческое направление.

Для пополнения кормовой базы необходимы зерновые резервы. А растениеводство там не развивалось так активно, как у нас в последние годы. Вот и закупают соседи зерно на производство комбикорма.

При этом нашим фермерам самим вывозить зерно в Казахстан невыгодно из-за приграничных таможенных пошлин. Другое дело, если они забирают и вывозят его сами. Тогда совсем другое дело. Помню, в самом начале уборки, когда было уже понятно, что зерно есть и будет в большом количестве, в наших хозяйствах часто встречались машины с казахстанскими номерами. И до сих пор коллеги из Казахстана живо интересуются ценами на зерно.

Битва с урожаем или за урожай?

- Скажите, а если такое количество зерна, что было в нынешнем году, будет постоянно? Справятся с уборкой наши крестьяне и фермеры?

- Вообще-то уборка урожая нынешнего года – это, можно сказать, предел наших современных технологий и механизации. Большой урожай был в 1968 году, 18 центнеров с гектара. И тогда, даже при советской жесткой централизации, с трудом справлялись с вывозом зерна с полей.

Сейчас работают рыночные механизмы. А они не всегда дают возможность сконцентрироваться на каком-то одном направлении. И при хорошем высоком урожае проблем у крестьянско-фермерских хозяйств возникает масса.

Скажем, при хранении урожая на элеваторах не всегда соблюдается режим классности зерна. То есть формально он, конечно, соблюдается, но на деле в одном бункере хранится пшеница из разных хозяйств. Сдаешь одно зерно, получаешь другое, не всегда того же уровня. Все элеваторы нашей области - частные, кроме одного Новосергиевского. С частника особо не спросишь.

Классность семян подсолнечника зависит от влажности. Крестьяне знают, хорошую цену им дадут только за сухой подсолнечник. Поэтому в разных хозяйствах появляются небольшие современные сушилки. А где-то и мини-заводы по выпуску комбикорма. Изначально их приобретали для собственных нужд. Но теперь в связи с развитием животноводства комбикорм стал пользоваться спросом, а значит, его всё более выгодно производить. И если нет хорошей цены на пшеницу, лучше произвести из неё комбикорм и реализовать.

Практически во всех хозяйствах есть свои крытые склады и ёмкости для зерна. Где-то даже возникают мини-элеваторы. Во-первых, это позволяет фермерам продержать зерно до того момента, пока на него не повысится цена. Во-вторых, просто не дать зерну попасть под дождь на открытых токах.

Но нынешний год превзошёл все ожидания. Руководители хозяйств уже не знали, куда складировать урожай. Некоторые даже вычищали помещения старых коровников, и засыпали зерно туда. Однажды я наблюдал, как часть стены в таком помещении не выдержала напора зерновой массы и вывалилась наружу.

Вы понимаете, насколько люди хотят сохранить урожай? Как бьются за каждое зёрнышко?

В этом году при средней урожайности 16 центнеров с гектара крестьяне и фермеры работали на пределе своих возможностей. Если бы она была выше, как в 1968 году, люди бы просто не справились. Да, техника сейчас несравнимо лучше и эффективнее. Но человек всё равно не железный. Он физически не справится с большим объёмом работы. Да и в сутках только 24 часа.

Пока мы вполне готовы к нашей обычной средней урожайности 10-11 процентов с гектара.

К сожалению, мы сами создаём себе препятствия, перенасыщая рынки то одной, то другой культурой. Есть хозяева, которые чувствуют конъюнктуру рынка. Но таких немного.

А вообще-то, я считаю, в нашей области есть всё для работы в агробизнесе. И тот, кто приходит в него, приходит всерьёз и надолго.

В середине декабря на совещании в министерстве сельского хозяйства России федеральный министр Александр Ткачёв наградил регионального оренбургского министра Михаила Маслова золотой медалью «За вклад в развитие агропромышленного комплекса России». Вернувшись после этого домой, Маслов проводил своё совещание и на дружные поздравления своих замов совершенно искренне заявил:

- Да что вы, в самом деле. Это ведь не меня, а всех нас наградили за урожай-2017. И министерство, и фермеров, и комбайнеров. За то, что не только вырастили, но и собрали.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter