От Дутова до Пушкина прошагали по Советской троцкисты, ленинцы и члены КПРФ

От Дутова до Пушкина прошагали по Советской троцкисты, ленинцы и члены КПРФ

От Дутова до Пушкина прошагали по Советской троцкисты, ленинцы и члены КПРФ
Карточки

8 ноября 2017, 02:28
На демонстрацию, посвящённую столетию Октябрьской революции, оренбургские коммунисты вывели на Советскую около двухсот своих сторонников, лозунги, флаги, трёх всадниц в будёновках и даже броневичок на основе мотоплуга.
Говорят, история делает свой первый виток в виде трагедии, а второй - в виде фарса. Прошедшая в Оренбурге демонстрация, посвящённая столетию Октябрьской революции, вероятно, должна была быть оформлена в духе того времени, - мужественными красноармейцами-будёновцами и матросом на броневике. Но всадники в шлемах со звёздами оказались молоденькими девушками, а броневик глох на каждом перекрёстке. Дети и пенсионеры, составлявшие основную часть колонны, не выпускали из рук красные воздушные шарики. В общем, всем было весело.
Машина времени

Время на башне на Советской, казалось, остановилось, когда от памятника Пушкину и Далю в сторону Беловки бодро зашагали сотни две демонстрантов с лозунгами столетней давности. Впереди колонны трещал алюминиевый броневичок с матросом, удерживающим древко красного знамени. По бокам от него колонну сопровождали полицейские. Впереди скакали трое всадников в будёновках, открывая торжественное шествие по Советской в часть столетия Октябрьской революции.

Партийная работа

В отличие от подобных мероприятий 30-летней давности, руководители коммунистов на этой демонстрации были просты и демократичны. Молодой первый секретарь обкома КПРФ Максим Амелин гордо шествовал во главе колонны вместе с двумя заместителями. А его старший товарищ, самый известный в области большевик-ленинец Владимир Новиков, не так давно передавший свой руководящий пост молодому коллеге, теперь раздавал зрителям листовки и агитационные материалы.

Под хмурым взглядом атамана

Алюминиевый броневичок, грозно чихнув, остановился на первом же перекрёстке Советской и Кирова. Это потом уже стало понятно, что он будет глохнуть на каждом перекрёстке. А в тот первый раз, когда из его внутренностей показались ноги механика, заводящего внутри машины мотоплуг, демонстранты нервно взглянули на расположенную на углу здания мемориальную доску атамана оренбургского казачьего войска Александра Дутова. Взгляд атамана, известного своей борьбой с большевиками, был хмур, но не мог остановить порыв масс. Тем более что коммунисты не верили ни в религиозные чудеса, ни в предрассудки. А потому заводили вновь и вновь свой броневик на мотоплужном ходу, твёрдой поступью вышагивая к Бульвару.

Романтика былых времён

Лозунги в колонне были те же, что и столетие назад: землю – крестьянам, заводы – рабочим. И они, увы, не потеряли своей актуальности до сих пор. Идущие с хмурыми лицами коммунисты недобрым словом поминали приватизацию и новых хозяев предприятий, которые урезают зарплату и не предоставляют такой соцпакет, который был во времена СССР. Времена безвозвратно ушедшие, а потому романтизированные.

Батька с нами

На вопрос, что за знамя он несёт, пожилой демонстрант удивлённо заметил:

- Не видишь, что ль? Белорусской ССР! Почему его? Потому что уважаю Батьку Лукашенко. Вот это президент! Всех своих олигархов в кулаке зажал. Скажет, а ну, раздай завтра зарплату своим рабочим. И те назавтра всё отдадут до копеечки. А наш… Всё по закону, да с адвокатами. Вот наши олигархи и не платят народу, и обманывают… Да что там, одно слово – капитализм.

Да здравствуют троцкизм и Че Гевара!

Несколько молодых парней несли за края красный флаг с кулаком, разрывающим колючую проволоку.

- Мы представители рабочей партии.

- А много среди вас рабочих?

- Ну, один найдётся…

- А по убеждениям вы кто?

- Троцкисты!

- Значит, смотрите сериал про Троцкого?

Парни удивлённо переглянулись:

- А он по какому каналу идёт? Нет, вообще-то надо посмотреть, хоть узнаем, кем он был.

И снова неуловимые

Трое всадников в буденовках оказались девушками из конного клуба, с большим интересом участвующими в такой массовой постановке. Надо сказать, что шлемы, шинели и галифе были очень к лицу прекрасным амазонкам. Прохожие фотографировали их с разных ракурсов. А девчонки и сами на ходу успевали сделать сэлфи. Каким бы ты ни был революционером, а на дворе двадцать первый век: в одной руке уздечка, в другой – смартфон.

На фоне Пушкина и старого бульвара

Дошагавшие до бульвара демонстранты выстроились полукругом перед музеем истории города. «Ну, вот, и до гауптвахты добрались», - с удовлетворением произнёс один из пожилых военных-знаменосцев, вероятно, бывавший в этих стенах ещё курсантом.

Комсомольцы, родившиеся уже в новой России, путались в названии революции, какая она там – октябрьская, великая или социалистическая? Дети резвились вокруг, кто на велосипеде, кто со световым жезлом воина из Звёздных войн. А пожилые пенсионеры, составлявшие две трети всех присутствующих, были, кажется, по-настоящему счастливы. Тёплому, не дождливому дню, праздничной обстановке, красным флагам, лозунгам, заученным речам. Всему тому, что составляло лучшую часть их жизни, - их молодость, когда возможности казались равными, вожди великими, а государство нерушимым.

На них сверху грустно смотрел медный Пушкин, лучше других понимавший, что время остановить не удавалось ещё никому.