На чужой каравай. Кто пытается сломать схему школьного питания в Оренбурге?
Аналитика

На чужой каравай. Кто пытается сломать схему школьного питания в Оренбурге?

5 октября , 18:03Photo: Медиахолдинг1Mi
Рынок школьного и детсадовского питания в Оренбургской области лихорадит. По данным из источников, близких к мэрии Оренбурга и ряду косвенных причин (о них ниже), в регион планирует зайти новая компания, которая может кардинально поменять всю годами отлаженную систему снабжения детских образовательных учреждений.

Четыре миллиарда на стол

Рынок детского и школьного питания (ДШП) в Оренбургской области — один из самых стабильных сегментов в части формирования спроса. Оно и понятно — каждый день 90 тысяч ребят только в областном центре забегают в школьные и детсадовские столовые, ожидая вкусных завтраков, обедов и ужинов. Причём с этого учебного года понятия ужина вернулось и в школы — ребята из-за противокоронавирусных мер занимаются до 7-8 часов вечера, и их тоже нужно обеспечивать горячим питанием.

В целом рынок ДШП только областного центра оценивается в суммы более чем 3,5 миллиарда рублей в год. Причём более 2 млрд. рублей приходится на сегмент поставок в детские сады. В отличие от школ, садики работают практически круглый год, явно выраженных летних каникул там нет. Кроме того, и процент охвата питанием детей там стопроцентный. Это некоторые школьники иногда отказываются от обедов. А в дошкольных учреждениях такое исключено.

Структура рынка такова, что сегодня подавляющее большинство образовательных учреждений не готовят для детей еду сами, зачастую там даже нет привычных кухонь для этого. Ещё в 2000-х годах, после выхода новых Санитарных норм и правил пищеблоки, построенные ещё в 70-80-х годах прошлого века, оказались не в состоянии соответствовать жёстким требованиям безопасности. Поэтому процесс приготовления был передан в специализированные комбинаты школьного питания.

По сути, КШП — это современные фабрики-кухни. Основных операторов в этой специфической отрасли питания Оренбурга три: «Подросток», «Огонёк» и «Валентина». Здесь организованы поточные линии, цеха, разрабатываются новые блюда, осуществляется постоянный контроль качества.

Поскольку большинство образовательных учреждений у нас — автономные предприятия, то ежегодно они проводят аукционные торги на электронной площадке и заключают договора на поставку полуфабрикатов и готовой еды с КШП. Рынок в целом уже сформирован и система отлажена — много лет всё работает, серьёзных сбоев и нарушений нет.

Photo:Медиахолдинг1Mi

Но в последний месяц ситуация стала накаляться после того, как ряд каналов опубликовали о приходе в Оренбург московской компании «КорпусГрупп».

Обед вскладчину

Данная компания является одним из крупнейших в России операторов корпоративного питания, работая преимущественно с офисами и производственными предприятиями. Косвенно о желании закрепиться на рынке Оренбурга говорит и тот факт, что накануне на популярном портале по подбору персонала появилось объявление о поиске заместителя директора в Оренбурге с зарплатой 100-120 тысяч рублей.

Photo:hh.ru

Определённо, специалистов такого уровня и на такую зарплату не ищут, когда речь идёт о маленьком офисном буфетике.

Сообщалось в телеграм-каналах также и о том, что в городе якобы планируют проводить на следующий год совместные закупки услуг детского питания. То есть будет сформирован один большой заказ — под одного исполнителя — и выставлен на торги.

При этом совершенно очевидно - на совместную закупку приоритет будет отдан самому крупному предприятию. И если раньше школы, например, советовались с родителями по поводу выбора, кто будет кормить детей, заключали трёхсторонний договор, то теперь, на торгах, приоритет будет исключительно за деньгами.

— В появлении ещё одного предприятия, которое будет оказывать услуги по обеспечению школ и детсадов питанием, нет ничего плохого. Здоровая конкуренция будет только на пользу. Но именно — здоровая конкуренция, а не попытки создать приоритетные условия для одного игрока и выдавливание всех прочих, — комментирует rоординатор проекта ОНФ «Бюро Расследований» в Оренбургской области Дмитрий Болдырев.

По словам эксперта, совместная закупка приведёт к тому, что непомерно вырастет размер обеспечения для участия в ней.

Photo:Медиахолдинг1Mi

Но и это ещё не всё: контракт мало получить, нужно его достойно и выполнить. А объёмы работы подразумеваются громадные: накормить всех детей в городе! Такое не под силу даже «Подростку», не говоря уже о «Огоньке» или «Валентине», которые в разы меньше.

— Мы опасаемся, что если всё-таки будут объявлены совместные закупки и сформирован единственный крупный лот на город, то повторится та же история, что и с ремонтом дорог в этом году. Весь объём работ тоже был выставлен на торги как один лот, его отторговала тоже одна фирма, а в итоге просто захлебнулась, не успевая всё выполнить. Неужели печальный опыт ничему не научит власть? — недоумевает Болдырев.

Охота за президентскими завтраками

Рынок детского питания интересен ещё и тем, что он сейчас под пристальным вниманием федеральных властей. В своём послании в январе этого года президент России Владимир Путин особо подчеркнул необходимость обеспечения всех учащихся начальных классов бесплатными завтраками и обедами. То есть, государство гарантирует оплату столь серьёзного заказа. Раз президент сказал, то деньги — будут.

Сегодня государство полностью рассчитывается перед КШП за питание детей в дошкольных учрежедниях, и лишь затем частично взимает плату с родителей. То есть сегмент детсадов и начальной школы выгоден КШП, так как оплата — гарантирована.

В старших классах школ ситуация не такая радужная: там питание оплачивают родители, и вносят плату не всегда аккуратно. Плюс часть детей могут и вовсе отказаться от еды в школе, посчитав, что это слишком дорого. В итоге может наступить такой момент, что некоторые учебные заведения попросту невыгодно будет обслуживать: слишком мало «едоков» и слишком велики затраты на логистику.

Сейчас оренбургские КШП обслуживают и такие школы, зачастую — себе же в убыток. Но где гарантия, что новая фирма-оператор поступит так же?

— Тонкость процедуры совместных закупок в том, что хоть и отторговывается один большой лот, но контракты-то с каждым учреждением заключаются отдельные. И комбинат питания может отказаться от невыгодных школ, просто не заключив с ними договор. Ничего личного, просто бизнес. А то, что дети останутся без обеда — вопрос риторический, — говорит Дмитрий Болдырев.

Мало того. Год 2020-й для комбинатов школьного питания — тяжелейший. Из-за сложной эпидобстановки сначала по ОРВИ, потом по коронавирусу школы и детсады практически не работали в феврале, а затем и с конца марта. Соответственно, и коллективы остались без заказов и денег. Пришлось КШП брать кредиты на зарплату, которые государство в рамках мер поддержки обещает списать будущей весной.

Но если не будет отторгованных контрактов на работу с 1 января 2021 года, то предприятия просто начнут сокращать людей, а это уже нарушение условий господдержки. Следом — требования о возврате денег и банкротство.

Какие последствия этого — догадаться нетрудно. В одном только КШП «Подросток» работают более 1000 человек. Ещё более 400 человек — в КШП «Огонёк». Их что же -на улицу?

В Антимонопольном ведомстве предупредили о недопустимости нарушения закона о конкуренции, но юридическая «лазейка» для проведения совместных закупок позволяет всё-таки сформировать «супер-лот» и тем самым априори «выбить» с торгов мелких участников.

Photo:Медиахолдинг1Mi

По какому пути пойдёт развитие ситуации — будем наблюдать. Но до 1 ноября школам и детсадам уже нужно начать процедуры торгов, чтобы не оставить своих воспитанников без завтраков-обедов-ужинов в новом, 2021-м, году.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter