Оренбургский Первомай: от казачьих нагаек до казачьей охраны

Оренбургский Первомай: от казачьих нагаек до казачьей охраны
Аналитика

1 мая 2018, 15:24
В наше время оренбургские казаки участвуют в массовых мероприятиях, охраняя демонстрантов от ЧП и всяких нештатных ситуаций. 113 лет назад люди, вышедшие на маёвки, боялись казаков и воевали с ними.

Шире шаг, прямее знамя!

Поколение оренбуржцев, заставшее годы развитого социализма, наверняка запомнило помпезные демонстрации, марширующие по улицам Цвиллинга, Постникова и Парковому проспекту. Сотни, тысячи человек шли организованными колоннами. От каждого предприятия нашего города горкомом КПСС и ВЛКСМ было лимитировано определённое количество участников. Парткомы и профкомы предприятий составляли списки участников «серьёзного политического мероприятия», как выражалась тогдашняя партноменклатура.

Правда, оренбуржцы, помнится, на первомайскую демонстрацию всегда шли с охотой. Считали это действо настоящим, большим, общим для всех праздником. Тем более что этот день отличался, как правило, хорошей солнечной погодой. Которая будто бы провоцировала, пройдя в колонне, выйти на бульвар или через мост - в Зауральную рощу, где продолжить праздник уже в своей собственной компании с заранее припасённым по этому поводу спиртным и закуской.

Радовались и дачники-огородники, умело использовавшие погожие дни первомайских выходных для высадки рассады и посадки картошки. Вот именно посадка картошки почему-то крепко ассоциируется у современных 50 - 60-летних оренбуржцев с Международным днём трудящихся.

Недовольными оставались, пожалуй, только студенты. Их по комсомольской разнарядке буквально заставляли маршировать в вузовских колоннах, улыбаясь и радуясь жизни. Из-за этого иногородние ребята теряли день и не успевали съездить к родителям на выходные перед сессией.

Однако не всегда празднующийся по всему миру Международный день солидарности трудящихся был так заорганизован. Исторические места Оренбурга помнят времена, когда выходящие на митинг рабочие рисковали если не жизнью, то по крайней мере свободой.

Тайный митинг

Таковыми были первые годы проведения майских праздников с 1905-го по 1908 год.

По данным начальника отдела Оренбургского центра документации (бывшего партархива) Ирины Люкшиной, несколько лет назад публиковавшимся в газете «Оренбургская неделя», впервые руководители рабочего движения в Оренбурге собрались на маёвку в 1905 году. Проходило собрание под горой Маяк, в овраге за кирпичными заводами, неподалёку от Сакмары.

Первая маёвка совсем не походила на митинг. Собравшиеся на неё 18 человек под руководством оренбургского революционера Давида Гинзбурга проводили свою встречу в условиях полной конспирации. Надо помнить, каким для России был тот 1905 год, когда во время Русско-японской войны, шедшей в Порт-Артуре, в столице империи Санкт-Петербурге и крупнейшем городе Москве шли настоящие бои с внутренними врагами государства.

Революционеры зимой 1905 года сооружали баррикады на улицах главных российских городов и отстреливались от полиции и войсковых частей из револьверов, имевших на тот момент свободное хождение по стране.

Поэтому весной власти самых разных российских губерний всё ещё побаивались активности «борцов с режимом». И запрещали их сборы и подпольные партсобрания.

Вот в такой-то нервной обстановке и собрались представители в основном главных железнодорожных мастерских, обсуждая детали сопротивления власти.

Внезапно выставленные дозорные доложили, что видят конный казачий разъезд. Кто его знает, что они здесь делают, эти казаки? Наверное, пришли разгонять тайный митинг!

Кто-то из революционеров предложил оказать активное сопротивление из своих наганов. Но руководство предпочло не горячиться, а тихо разойтись. Таким образом первая оренбургская маёвка прошла бескровно.

Волки и овцы

Далее несколько лет подряд нашим местным революционерам удавалось всякий раз придавать маёвкам не экономический, а политический накал. Вместо того чтобы требовать, как во всех других странах, где проходил Первомай, улучшения условий труда и повышения заработной платы, наши рабочие выдвигали лозунг "Долой самодержавие!".

Зато маёвка, как акция протеста, стала весьма популярной в рабочей среде. На следующий, 1906 год 1 мая в том же лесу на берегу Сакмары собралось уже до тысячи человек. Тому были причины. Перед крупным митингом на основных предприятиях города революционеры всех мастей провели серьёзную подготовку.

В главных железнодорожных мастерских, на паровых мукомольных мельницах, на заводе Орлес, на механическом заводе Эверта, на бойнях, кожевенных заводах и мелких мастерских - повсюду распространялись листовки, шла агитационная и пропагандистская работа. И в результате на берег Сакмары вышло колоссальное количество рабочих с семьями.

Пришедшие готовили пищу на кострах, распивали чай и более крепкие напитки. Слушали выступавших ораторов и просто радовались жизни.

Такой праздник ни казаки, ни жандармы портить людям не стали. Власти ждали демонстрацию на улицах города. Но руководители акции благоразумно решили ограничиться народными гуляньями.

Так и оказалось, что и волки сыты, и овцы целы. Большая маёвка 1906 года не стала опасной для властей, а рабочие почувствовали свою силу, причём безо всякого оружия.

От трагедии до анекдота

Зато через год, в 1907-м, маёвка оказалась едва ли не самой конфликтной в истории проведения этого праздника.

Народу под горой Маяк собралось меньше, чем год назад, около 400 человек. Но состав был уже боевой. Никаких семей. Помимо ведомых рабочих в митинге принимали участие острые на язык городские интеллигенты и учащиеся разных учебных заведений. Их окружали две казачьи сотни, не желавшие выпустить эту агрессивно настроенную и вооружённую толпу в город.

Но поначалу сами демонстранты стали выяснять отношения между собой. Чуть не подрались. Как позже писали советские историки, произошёл раскол между митингующими на социал-демократов и эсеров.

Будущие творцы революции 1917 года уже тогда, за девять лет до неё, начали делить власть.

В конце концов весь негатив, как и положено, вылился на людей, представлявших государственные интересы, а именно - на следивших за порядком казаков. В ходе стычек были применены нагайки. Начались аресты.

Через много лет в Оренбурге была написана картина мифологизированного разгона демонстрации 1 мая 1907 года, где виноваты, разумеется, казаки, разогнавшие несчастных безоружных революционеров. Однако больше данная ситуация напоминает стычку оренбургского ОМОНа с самарскими футбольными фанами на стадионе в Ростошах, когда после провокации правоохранители задержали 12 хулиганов, а остальных препроводили в сторону вокзала.

В 1907 году казаки, по сведениям из архивных источников, арестовали непонятное количество человек, которых потом, вероятно, отпустили из каталажки, взяв честное слово не бузотёрить.

Зато в 1908-м на Маяке на Первомай развернулись настоящие бои местного значения. Жандармское охранное отделение решило вообще не допустить маёвку. И казаки выискивали в лесу у Сакмары пришедших туда по традиции рабочих.

В конце концов было арестовано около сотни рабочих, в основном из железнодорожных мастерских. Сведений об активном вооруженном сопротивлении в тот день всё-таки нет. Будем считать, что обошлось без жертв, кроме спин убегавших, по которым прошлась нагайка.

Да и результаты массовых арестов были дутые. Задержанных опросили, переписали и отпустили по домам. За некоторыми впоследствии была налажена слежка.

В 1909 году скромная маёвка состоялась исключительно благодаря организаторскому таланту Георгия Коростелёва, старшего из братьев-революционеров, уже прибывшего в Оренбург из ссылки на поселение. Вероятно, люди помнили прошлогодние события и не очень-то хотели ссориться с казаками.

В 1910-м рабочий протест вообще превратился в анекдот.

Пришедшие на первомайский митинг к конторе своего предприятия рабочие-железнодорожники вовремя заметили жандармов, вероятно, собиравшихся их разогнать. А потому дружно запрыгнули в вагоны проходящего мимо товарняка.

Состав тихо ехал по своему маршруту. Но не проводить же митинг в его вагонах! А потому рабочие доехали до продовольственного пункта (одного из нынешних элеваторов). По команде высадились под виадуком (вероятно, на месте моста у современной улицы Юркина) и там провели свой митинг. В прямом смысле слова - подпольный.

Советский праздник

Но правду говорят: хорошо смеётся тот, кто смеётся последний. Настоящую силу первомайские демонстрации обрели после установления в Оренбурге советской власти.

Даже во время Гражданской войны в 1918 и 1919 годах в городе проводились и митинги 1 Мая, и женский праздник 8 Марта. Практически в условиях военного положения. Потому что уже через два месяца в 1918 году город был во власти у белых. И вместо Первомая вновь праздновались церковные праздники.

Вот и на фотографиях первых лет советской власти есть два известных оренбуржцам кадра первомайских гуляний. Первый - на Марсовом поле у Знамённой избы (неподалёку от нынешней разрушенной «обкомовской дачи»). Некоторые наши современники усмотрели на том снимке высадку деревьев на пустынном берегу Урала. Вполне возможно, что это и есть тот самый парк, который сейчас, спустя 98 лет, хотят снести частные застройщики, чтобы втиснуть на это место новые многоэтажки.

Второй снимок датируется 1927 годом. И демонстрация на нём проходит по территории нынешнего Центрального рынка. Слева красуется Народный дом (на месте современного магазина «Пассаж»). А вдали виднеется Успенский женский монастырь (ныне - воинская часть от водонапорной башни до улицы Аксакова). Город пока ещё даже приблизительно не застроен так, как теперь.

На первомайские праздники в Оренбурге уже при советской власти приходились и оригинальные памятные даты.

К этому дню в 1925 году в парке напротив драматического театра был торжественно открыт памятник Ленину, построенный на деньги, собранные рабочими всё тех же железнодорожных мастерских.

После смерти вождя прошло чуть больше года. В Советской России ещё не началась массовая установка памятников. И этот один из первых в стране наш «маленький Ленин» был по-настоящему народной, очень искренней памятью и данью уважения человеку, перевернувшему мир. По крайней мере, от тех, кто помнил первые маёвки и искренне желал разрушить окружавшую несправедливость.

Вторая знаменательная дата этого дня - 1953 год. В этот день в Оренбурге начал курсировать первый троллейбус. Электрический транспорт будущего, как считалось тогда. Троллейбус 1-го маршрута шёл от железнодорожного вокзала по Советской до Бульвара и разворачивался на площадке перед гауптвахтой (музеем города).

Этот Первомай для оренбуржцев тогда, после смерти Сталина 5 марта 1953 года, вероятно, действительно олицетворял эпоху перемен.

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter