Возрастные ограничения: 18+
26 июня 2017
Понедельник

Заложники страховых компаний

№ 21
2012-06-19
Оренбург, Росгосстрах, ОСАГО, КАСКО

Автопроблемы. Какими уловками пользуются страховщики

С гордостью сообщает  компания «Росгосстрах» на своем сайте, что почти треть  застрахованных по полису ОСАГО выбрали именно эту фирму. Но клиенты, обратившиеся  за возмещением ущерба, не раз пожалели о своем выборе: чтобы добиться того, что положено им по закону, автомобилистам приходится тратить и время, и деньги, и нервы.

Разводка по крупному

В  ноябре прошлого года  на трассе Самара – Оренбург столкнулись две машины, виновником аварии был признан Андрей Макаров. Автомобилю Toyota Camry, за рулем которого была Зинаида Прокопенко, требовался ремонт. Стомость автозапчастей тойота можно можно узнать в Раут Авто. Компания продает запчасти как оригинальные, так и неоригинальные. Цены на автозапчасти есть разные.

Женщина обратилась в «Росгосстрах», поскольку  здесь  был застрахован виновник ДТП, предоставила  пакет документов, необходимый для получения возмещения ущерба, свой автомобиль для  оценки стоимости ремонта. Страховая компания выплатила Зинаиде Прокопенко около 113 тысяч рублей, когда же приступили к восстановлению машины, то оказалось, что этой суммы не хватает. Женщина решила провести независимую экспертизу и обратилась в ООО «Кротон», здесь специалисты пришли к выводу, что стоимость восстановительного ремонта автомобиля Toyota Camry составляет 523 тысячи рублей. Конечно, страховая компания и не собиралась выплачивать такую сумму, хотя Андрей Макаров помимо полиса ОСАГО имел еще и полис добровольного страхования гражданской ответственности (ДСАГО) на 600 тысяч рублей.

 

Машина – в Оренбурге, ее оценка – в Москве

В феврале 2012 года Центральный суд рассмотрел иск Зинаиды Прокопенко к Оренбургскому филиалу ООО «Росгосстрах» о взыскании страхового возмещения. На судебном заседании представитель ответчика ссылался на то, что ни Прокопенко, ни Макаров не обращались с заявлением о выплате возмещения по договору ДСАГО. Мягко говоря, такое утверждение было не чем иным, как попыткой ввести в заблуждение суд. 17 ноября  2011 года Прокопенко  вручила страховщику заявление о возмещении ущерба по полису ДСАГО. Ответчик считал, что, по правилам ДСАГО,  обратиться с письменным заявлением  должен был Макаров. Но в правилах не указано, что потерпевшему запрещено обращаться в страховую компанию за возмещением  ущерба. К тому же, когда Прокопенко обращалась к  страховщикам о выплате по договору ОСАГО и просила произвести выплату на основании заключения независимого эксперта, то она еще не знала, в какую сумму обойдется ремонт. Соответственно, женщина не могла предположить, что на восстановительные работы потребуется гораздо больше, чем лимит ответственности по ОСАГО, который не превышает 120 тысяч рублей. В результате ответчик не соглашался доверял заключению ООО «Кротон» о стоимости ремонта,  Прокопенко в свою очередь не была согласна с оценкой, проведенной ООО «Росгосстрах».  Отчет, предоставленный страховщиком,  не соответствовал требованиям закона «Об оценочной деятельности». Не было документов, подтверждающих, что  специалист имел право проводить экспертизу, отчет был составлен в Москве, соответственно – по столичным ценам, не было в нем и обоснованных расчетов. Назначенная судом автотехническая оценочная экспертиза пришла к выводу, что стоимость восстановительного ремонта Toyota Camry, принадлежащего Прокопенко, составляет 512 тысяч рублей. Расчет был выполнен  по средним ценам Оренбурга. К отчету прилагались документы, которые подтверждали, что Дмитрий Чернов имеет право проводить  оценку ущерба, ответственность специалиста застрахована. Центральный суд Оренбурга  взыскал с оренбургского филиала «Росгосстраха»  в пользу Зинаиды Прокопенко 399 тысяч рублей, а также другие судебные издержки.

Уловки страховщиков

Не удалось получить ни копейки от страховщика после аварии и Денису Викторову, хотя у него имелся полис КАСКО, по которому возможна   компенсация ущерба  в 600 тысяч рублей. Компания ссылалась на то, что при оценке автомобиля после ДТП не было представителя «Росгосстраха». По результатам назначенной экспертизы, суд взыскал с «Росгосстраха»  с учетом  расходов на рассмотрение дела более 164 тысяч рублей. 

 - В последнее время страховщики избрали новую тактику, – комментирует юрист НП «Защита прав» Наталья Желнова. – Раньше они  производили хотя бы какое-то возмещение, автовладельцам приходилось через суд добиваться компенсации реальных сумм. В последнее время компании  все чаще используют другую уловку. Утверждают, что при оценке автомобиля   не было их представителя, но когда вызывают оценщика, то страховая компания письменно извещается об этом. Их представители не являются на осмотр, когда к ним обращаются за возмещением ущерба, то, ссылаясь на факты, отказываются вообще выплачивать. В конце письма добавляют фразу, которая звучит издевательски: надеемся на взаимопонимание. В моей практике был случай, когда из-за действий страховщика клиент разорился: он покупал машины для предпринимательской деятельности, был застрахован в «Росгосстрахе», возмещение не смог получить, а нужно было платить по кредиту. Ему пришлось продать разбитую машину, чтобы заплатить банку, да еще и должен остался.

С барского стола

В основном автомобилисты обращаются в суд только тогда, когда уж очень велика разница между выплаченной и требуемой на ремонт суммой. Частенько автовладелец, получив 10-30 тысяч, предпочитает не связываться с компанией  и  ремонтирует машину за свой  счет.

- Исков к страховщикам очень много, по шесть таких дел в день рассматривают судьи, - отмечает заместитель председателя  Центрального районного суда  Оренбурга Рания Имамова. – На мой взгляд,  нужны изменения в законе, нужно четко прописать все требования, ответственность за их нарушения, исключить возможность  двоякого толкования.

За пять месяцев текущего года в Центральном районном суде Оренбурга рассмотрено 626 исков о возмещении ущерба, львиная их доля приходится на «Росгосстрах». При этом ответчики всячески стараются затянуть процесс, требуют, чтобы суд назначил новую автотехническую экспертизу. Можно говорить о том, что  стремление оттянуть выплаты, попытки уменьшить размер компенсации или необоснованно отказать в ней – не единичные случаи, а целенаправленная политика страховых компаний. Пока идут экспертизы, судебные разбирательства (а на это уходит порой около полугода), средства оседают на их счетах. Как они используются, ведомо только компаниям, которые научились собирать деньги, но никак не желают с ними расставаться и кидают крохи с барского стола. Стыдливо опустив глаза, страховщики  говорят о финансовых трудностях, но это всего лишь слова, истинное положение дел тщательно скрывается от тех, за чей счет они существуют.

Бедные миллиардеры

В целом по России с 2004 по 2010 годы собрано 489,7 млрд. руб., выплачено же 268,6 млрд. руб., то есть средняя доля выплат составила менее 55% страховой премии. Это официальные данные Федеральной службы страхового надзора о сборе страховых премий (взносов) и выплатах по ОСАГО страховыми компаниями. В то же время по закону «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств» доля, непосредственно предназначенная для осуществления страховых и компенсационных выплат потерпевшим, не может быть менее 80 % от страховой премии (страховых взносов).  Так что слухи о бедных страховщиках сильно преувеличены: на их счетах к 2011 году «завалялись»   123,1 млрд. рублей. По подсчетам Федерации автовладельцев, страховые компании за счет накопленных «резервов» могут в течение двух лет осуществлять страховые выплаты по ОСАГО, вообще не собирая страховые премии. Или как минимум на год может быть введен мораторий на уплату автовладельцами страховых премий по ОСАГО без какого-либо ущерба для финансовой устойчивости страховых компаний и формирования ими резервов по обязательному страхованию.

Спасение утопающих

Можно ли обуздать страховые компании или автовладельцы обречены на  унизительные хождения, судебные тяжбы? У нас принято ссылаться на рынок, который дает возможность выбора и расставляет все по своим местам. Но проблема в том, что в договорах о страховании разных компаний особых различий нет, все они одинаково относятся и к клиентам: в роли лучших друзей – пока автовладельцы платят взносы, и злейших врагов – когда они обращаются за компенсацией. Надзирающие органы у нас «прозревают» после очередного проблемного вопроса премьера, теперь президента. Тогда-то вдруг обнаруживаются и сговор, и нарушение законов. Пока же, видимо, спасение утопающих – дело рук самих утопающих. На днях Федеральная служба по финансовым рынкам России (ФСФР) отозвала лицензии у двух страховщиков: ООО «Страховая Группа «Поддержка» и СЗАО «ЭЛКОС» за непредставление отчетности. Жалобы в ФСФР на неправомерные действия страховщиков, думается, могут привести к таким же результатам. Объединить автомобилистов в борьбе за права мог бы и их Союз, но он в стороне от таких проблем.  

Маргарита Морозова