Возрастные ограничения: 18+
28 июня 2017
Среда

Смешные иски отменены

№ 6
2012-02-28
монеты

Чтобы взыскать с налогоплательщика 1 копейку, государство расходовало 1500 рублей

Normal
0

false
false
false

MicrosoftInternetExplorer4

/* Style Definitions */
table.MsoNormalTable
{mso-style-name:"Обычная таблица";
mso-tstyle-rowband-size:0;
mso-tstyle-colband-size:0;
mso-style-noshow:yes;
mso-style-parent:"";
mso-padding-alt:0cm 5.4pt 0cm 5.4pt;
mso-para-margin:0cm;
mso-para-margin-bottom:.0001pt;
mso-pagination:widow-orphan;
font-size:10.0pt;
font-family:"Times New Roman";
mso-ansi-language:#0400;
mso-fareast-language:#0400;
mso-bidi-language:#0400;}

Копеечное дело

Еще год назад многие оренбуржцы, получив повестку в суд о налоговой задолженности, приходили в недоумение, а некоторые просто теряли дар речи. Прежде всего, только из судебных повесток они узнавали о том, что оказались недобросовестными налогоплательщиками. Совсем уже отказывались ответчики верить своим глазам, когда  узнавали о том, из-за какой суммы их вызывают в суд.  В Асекеевском районе налоговики  обратились в суд с заявлением о взыскании с Алексея  Николаева пени  по земельному налогу  в размере… одной копейки! В Беляевском районе налоговая инспекция потребовала через  суд с Юрия Дмитриева неустойку по имущественному налогу в 17 копеек.

Разбирательство подобных «копеечных» дел обходилось государству в полторы тысячи рублей. А заявления от налоговой инспекции о взысканиях поступали пачками. За 2008 год было предъявлено 1697 заявлений на сумму до десяти рублей и более 31 500 заявлений на сумму от десяти до пятидесяти рублей. Своеобразный рекорд был поставлен в Бугурусланском районе: мировому судье за один день поступило 1346 «смешных» заявлений.   По закону такие дела должны быть рассмотрены в течение пяти дней. 

Законодательный абсурд

Абсурдность такого положения была очевидной, но нужны были изменения в законе. Несколько лет пытались достучаться судьи Оренбуржья до тех, кто имеет право законодательной инициативы. Но выступления председателя областного суда на Законодательном собрании области, обращения к депутатам Государственной Думы  по проблемам  «копеечных» исков оставили народных избранников равнодушными. Только после выступления председателя Оренбургского областного суда Виктора Емельянова на Пленуме Верховного Суда РФ дело сдвинулось с мертвой точки. Проект закона, избавляющий тысячи людей от хождения по судам, а судей от вороха бумаг и бессмысленной работы, был внесен на рассмотрение Государственной Думы.

С января прошлого года действует новая редакция статьи 48 Налогового Кодекса. В суд налоговики могут обращаться только в том случае, если общая сумма налоговой задолженности физического лица – более полутора тысяч рублей.

Бюрократия непобедима

- В результате в 2011 году у нас в области количество дел по налоговым взысканиям сократилось почти на 90 тысяч, а по России – на полтора миллиона. Значительно уменьшилась бумажная волокита: за счет сокращения почтовых расходов по рассылке судебных приказов, исполнительных документов, повесток областному бюджету сэкономлено  более 9 миллионов рублей, -  отмечает председатель Оренбургского областного суда Виктор Емельянов. Сейчас подготовлен законопроект, по которому  налоговая инспекция может обращаться в суд, если задолженность превышает три тысячи рублей.  

В общем, можно порадоваться, что разум восторжествовал. Но не тут-то было. Тысячи заявлений начали приносить в суд люди, имеющие право на досрочную пенсию. В Пенсионном фонде под разными предлогами отказывают оформлять их на заслуженный отдых. В прошлом году рассмотрено 5390 пенсионных споров,  и 88 % из них были решены в пользу тех, кто обратился в суд. Эти дела оказываются практически беспроигрышными для истцов, но кому-то нужно делать проблему из ничего.

Как рассказал Виктор Емельянов, он поднимал вопрос о пенсионных спорах на совещании, на котором присутствовали представители администрации области, Законодательного собрания, прокурор области. Но граждане, честно заработавшие стаж, пока что пенсию «выбивают» через суд. 

 

 

 

 

Маргарита Морозова