Возрастные ограничения: 18+
29 апреля 2017
Суббота

Мигранты. Вне закона

№ 3
2012-02-07
Гастарбайтеры

Оренбургcкие суды рассмотрели серию уголовных дел по организации незаконной  миграции. Члены двух преступных групп осуждены Дзержинским и Промышленным судами. В них входили граждане других государств и двое россиян-оренбуржцев.

1024x768

Normal
0

false
false
false

/* Style Definitions */
table.MsoNormalTable
{mso-style-name:"Обычная таблица";
mso-tstyle-rowband-size:0;
mso-tstyle-colband-size:0;
mso-style-noshow:yes;
mso-style-parent:"";
mso-padding-alt:0cm 5.4pt 0cm 5.4pt;
mso-para-margin:0cm;
mso-para-margin-bottom:.0001pt;
mso-pagination:widow-orphan;
font-size:10.0pt;
font-family:"Times New Roman";
mso-ansi-language:#0400;
mso-fareast-language:#0400;
mso-bidi-language:#0400;}

Безграничный вояж

Жители Узбекистана, Кыргызстана и Таджикистана, у которых заканчивался срок временной регистрации в России,  охотно прибегали к их услугам. Ведь для продления регистрации им нужно было сначала выехать на родину, а  потом снова въехать в Россию. А значит – потерять время и деньги. Прибегая к помощи псевдопограничников, они теряли только деньги. У мошенников имелись поддельные штампы российских и казахстанских пограничных пунктов пропуска и незаполненные бланки отрывных талонов «Б» миграционных карт. Так что новые документы за определенную плату гастарбайтеры  получали без суеты и долгого ожидания. Сколько мигрантов легализовалось подобным образом, неизвестно. На судебных заседаниях  всплывали разные цифры, но не очень большие – до 50 человек.  К слову, преступники обслуживали не только  нашу область, но и Казань,  оттуда в Оренбург  рейсовым автобусом передавали паспорта гастарбайтеров для подделки миграционных документов.

Пример для подражания

В январе нынешнего года Промышленный районный суда Оренбурга  вынес приговор Раису Сакмотову, который состоял сразу в двух преступных группах, легализирующих незаконных мигрантов. Именно он подыскивал и поставлял клиентов. Других фигурантов дела осудили раньше, Раис в это время находился в бегах. То, как он скрылся от правосудия, заслуживает особого внимания. Паспорта у него не было – оставил у следователя. Но отсутствие основного документа не помешало ему пересечь границы России, Казахстана и Кыргызстана. Собственным примером он доказал, что все воздвигнутые государствами преграды можно преодолеть.  

Под видом провожающего Раис прошел в вагон поезда «Москва – Бишкек». В тамбуре он умудрился залезть в технологическую полость, расположенную между потолком и крышей вагона. Несколько месяцев Сакмотов провел на родине, затем вновь появился в Оренбурге, где и был задержан.

Раису Сакмотову было назначено довольно строгое наказание - семь месяцев лишения свободы в колонии–поселении, срок себе он прибавил, скрываясь от следствия. Его подельники получили условный срок, за исключением одного, которого закрыли на три месяца. По действующему законодательству эти преступления  относятся к категории небольшой тяжести.

Отдыхающие из Таджикистана

По официальной версии, все осужденные нелегалы были безработными. Выходит, жили в чужой стране без источника дохода. А на что? Воровали, грабили поодиночке или создали этническую преступную группу? Но громких уголовных дел с участием гастарбайтеров в Оренбурге пока не было. В прошлом году сообщали о рассвирепевшем мигранте, который набросился на хозяина, не желающего отдавать зарплату. На днях Центральный суд постановил  выдворить из страны гражданин Кыргызстана. Он приехал на заработки еще в марте 2009 года, проживал без регистрации. Так бы и жил дальше, если бы в январе его не привлекли к уголовной ответственности за «угрозу убийством». 

Очевидно, что все фигуранты дел по незаконной миграции где-то трудились. Как и десятки (сотни, тысячи?) других нелегалов. Достаточно пройтись по улицам пригородных поселков Оренбурга, где возводятся коттеджи, и увидеть, кто занят их сооружением. Строительные фирмы весьма активно привлекают дешевую рабочую силу. Разумеется, редко кто из работодателей оформляет их официально: гастарбайтеры за копейки будут «пахать» от зари до темна, жить в скотских условиях и – главное – не пойдут никуда жаловаться. Выгода материальная  для работодателей очевидна, да и морально чувствуют себя,  наверное, комфортно, представляя себя помещиками до отмены крепостного права. Время от времени миграционная служба  проводит постановочные рейды  для СМИ, отлавливая нелегалов, но, как правило, за кадром остаются те, кто незаконно использует их труд. Пока мы боремся только с «вершками», вряд ли иссякнет источник нелегальной миграции. Выслали одного нелегала, на смену ему к тому же «хозяину» приедут другие.  А пока будет спрос – будет и предложение. Кстати, в прошлом году в судах Оренбурга не рассмотрено ни одного дела в отношении работодателя, использовавшего труд нелегалов.

Кстати

Как пишет Die Welt, российские миграционные органы говорят о 5 млн. иностранных рабочих, которые на сегодняшний день работают в РФ. И утверждают, что лишь 1 млн. человек находится на территории страны на легальных основаниях.

Нелегалов у нас нет

Normal
0

false
false
false

MicrosoftInternetExplorer4

/* Style Definitions */
table.MsoNormalTable
{mso-style-name:"Обычная таблица";
mso-tstyle-rowband-size:0;
mso-tstyle-colband-size:0;
mso-style-noshow:yes;
mso-style-parent:"";
mso-padding-alt:0cm 5.4pt 0cm 5.4pt;
mso-para-margin:0cm;
mso-para-margin-bottom:.0001pt;
mso-pagination:widow-orphan;
font-size:10.0pt;
font-family:"Times New Roman";
mso-ansi-language:#0400;
mso-fareast-language:#0400;
mso-bidi-language:#0400;}

На недавней коллегии Федеральной миграционной службы Владимир Путин подчеркнул, что в сфере, которой занимается служба, «очень и очень» много проблем. Причем ситуация усугубляется тем, что эти проблемы, по словам премьера, вызывают «открытое раздражение». «Мои личные друзья и знакомые рассказывают, что в некоторых крупных городах люди стараются на праздниках из дома не выходить. А это серьезная вещь», — обосновал премьер свои опасения.

С коллегии, о которой идет речь, вернулся Константин Духанин, начальник УФМС России по Оренбургской области.

Нам бояться нечего

- Константин Дмитриевич, грозят ли оренбуржцам этнические банды или группировки, созданные потерявшими работу мигрантами?

- Бояться не стоит. Работа с мигрантами начинается еще пограничниками в тот момент, когда они заезжают в нашу страну. Да и вообще – количество преступлений, совершенных мигрантами, всего 1,5% от общего числа правонарушений. Это ничтожно мало.

- Но ведь премьер почему-то намеревается ввести поправки по регистрации и миграции, ужесточить требования к иностранным рабочим.

- Премьер говорит обо всей России. Конечно, есть определенная озабоченность, есть области, где страшно в вечернее и ночное время выйти на улицу, но к Оренбургской это не относится. На коллегии наша область вообще была названа в числе лучших в России. А это о многом говорит. В целом же можно сказать, что и пограничники, и миграционная служба, и правоохранительные органы работают эффективно. Именно благодаря этому ситуация у нас остается стабильной.

Национальность строителя

- Константин Дмитриевич, сколько трудовых мигрантов, по данным УФМС, на сегодняшний день находятся на территории нашей области?

- Не более 3 500 человек. Из них около 2000 работают по разрешениям на работу, остальные – по патентам. По ним иностранные граждане могут работать только у физических лиц – делать ремонт, строить дачи и коттеджи, быть няней или садовником. Но если иностранный гражданин хочет работать на юридическое лицо – строительную фирму, например, то ему следует получить разрешение на работу.

- 3 500 иностранцев на всю область? Со стороны кажется, что такое количество приходится только на один областной центр. Достаточно зайти, например, на центральный рынок или «Локомотив»…

- Мы говорим сейчас не о национальности, а о гражданстве. На том же рынке неоднократно проводились проверки, в результате которых оказывалось, что большинство там работающих – граждане России. Нельзя забывать, что мы живем в многонациональном государстве.

- Каков портрет типичного трудового мигранта?

- Чаще всего это гражданин Узбекистана, Таджикистана, Армении или Азербайджана. Возраст достаточно молодой – большинству нет еще и 30 лет. Экономическое положение в их странах таково, что заработать там просто негде. Большинство из них отправляют какие-то сбережения своим семьям, иначе во всем этом просто не было бы смысла.

- Где в основном используется их труд?

- В большинстве своем иностранные граждане едут в Россию, в частности, в Оренбург трудиться в сфере строительства. Седьмая их часть – а это не больше 1000 человек – работает в сельском хозяйстве.

- В области безработица и одновременно потребность в иностранной рабочей силе?

- Сейчас в центрах занятости населения стоят 11 тысяч безработных. И открыто 9 тысяч вакансий. То есть можно сделать вывод, что на какие-то работы оренбуржцы просто не идут. Однако следует добавить, что безработных по строительным специальностям там нет. Все наши строители заняты делом.

В целом доля иностранных граждан, работающих на территории Оренбургской области, составляет менее 1% рынка труда.

Как правило, иностранные работники привлекаются на рабочие места, невостребованные российскими гражданами либо требующие специалистов такой квалификации, которая  отсутствует на местном рынке труда.

Таким образом, использование иностранной рабочей силы не оказывает существенного влияния на рынок труда области.

- Сколько трудовых мигрантов может максимально находиться на территории области?

- Ежегодно определяется потребность в привлечении иностранных работников. В этом году квота для Оренбургской области составляет 9577 разрешений на работу. Но не факт, что приедет такое количество людей. В прошлом году квота была равна 13156, однако ее выбрали лишь наполовину – разрешения на работу оформило 7500 мигрантов. И примерно 8500 – патентов.

- Наверно, многие, приехав подработать, остаются навсегда?

- Нет, чтобы остаться, нужно получить разрешение на временное проживание, потом вид на жительство, а уже после получить гражданство. Это длительная и трудоемкая процедура. В основном они приезжают, чтобы заработать, и покидают нашу страну после окончания сезона, а это в октябре-ноябре.

- Ну а как же те, кто, нарушая законодательство, остается или вообще въезжает в страну нелегально?

- Пребывать в России нелегально сейчас просто невозможно. Так как каждый въезжающий гражданин подлежит учету, начиная с линии границы. Во всяком случае, можно с уверенностью утверждать, что все, кто приехал трудиться в Оренбургскую область, сейчас состоят на миграционном учете.

- Но какие-то нарушения у мигрантов все-таки есть?

- Да, например, просроченные разрешения на работу. Таких немного, но они есть.

- И каково наказание за просрочку?

- В первый раз – это штрафы 2-5 тысяч рублей для самого мигранта, до 800 тысяч – для юридического лица, принявшего мигранта без разрешения на работу. И от 2000 до 5000 рублей – для физического лица, у которого работает иностранный гражданин без патента.

- А за что могут депортировать? И сколько человек было депортировано в прошлом году?

- Административное наказание применяется первый раз в порядке предупредительной меры, во второй раз иностранный гражданин может быть выдворен из страны. Более того, въезд на территорию России ему будет закрыт в ближайшие 5 лет. Депортация происходит за счет средств самого мигранта или работодателя. В прошлом году за пределы России было выдворено 150 человек.

- Владимир Путин предложил ввести уголовную ответственность для тех, кто берет нелегалов на работу. Были ли в прошлом году наказаны работодатели, использовавшие труд нелегалов? И каким образом?

- Здесь можно говорить только об общей статистике. В прошлом году к административной ответственности было привлечено 16,5 тысячи человек – сюда входят и иностранцы, и работодатели, которые берут иностранцев на работу без разрешений или патентов. А о суммах административной ответственности мы говорили с вами ранее.

 

 

 

Маргарита Морозова, Юлия Проценко