Возрастные ограничения: 18+
25 мая 2017
Четверг

Горе-матери

№ 12
2012-04-10
Ребенок плачет

Эту статью мы посвящаем женщинам, начисто лишенным материнских чувств, да и простого человеческого сочувствия. У них свои приоритеты в жизни: у кого-то на первом месте, чтобы мужчина был рядом, у других – алкоголь и наркотики. Говоря о жестокости, мы часто называем ее звериной, но, если подумать, даже звери защищают своих детенышей.  Материалы, полученные из судов нашего края, свидетельствуют, что жертвами таких женщин оказываются ни в чем неповинные дети.

Вот так ревнивец!

Зверское убийство шестилетней  Насти и  семимесячного  Арсения потрясло все село: их зарезал сожитель матери Евгений Муллин. Совершив злодеяние, он побежал к соседям, показав окровавленные руки, сообщил о душегубстве. Ошарашенный таким признанием, Сергей Яковлев предложил убийце самому позвонить в милицию. Муллин последовал совету соседа, затем еще и перезвонил, интересовался тем, скоро ли приедут милиционеры. Весть об изуверстве быстро распространилась по деревне, прибежали родители Муллина, односельчане. Убийца, увидев своего отца, расплакался и стал просить прощения за то, что зарезал детей, но не смог ответить на вопрос: почему?  Минут через пятнадцать приехала оперативно-следственная группа. В одной из комнат на диване лежали залитые кровью детишки. Все вокруг: выключатель, обои, пол – перепачкано кровью. Во время допроса Муллин рассказал, что сожительница Ирина уехала в Бузулук, оставив его с детьми. Он целый день пил, а когда решил сходить за водой, попросил Настю присмотреть за братишкой. Вернувшись увидел, что девочка за малышом не следит, играет в другой комнате. На его замечания она не реагировала. Разозлившись, взял зарядное устройство от сотового телефона и стал бить девочку по ноге и ягодице, также ударил рукой один раз по лицу. Вечером уложил детей, а когда они уснули, взял на кухне нож, подошел к Насте, лежавшей на диване, перерезал ей шею. Затем достал из кроватки Арсения, перенес его к сестренке и сделал то же самое.   Во время одного из допросов он «вспомнил» причину своего злодеяния. Якобы сожительница позвонила ему из Бузулука и сказала, что в сенях оставила для него две бутылки водки и записку. В записке было написано, чтобы он убил ее детей. Записку он сжег, а водку в течение дня выпил и выполнил просьбу любимой. Во время судебного процесса детоубийца полностью признал свою вину. Мать детей Ирина, допрошенная на судебном заседании, рассказала, что сожительствует с Муллиным более  года. Из Бузулука они перебралась в деревню, где проживали его родители. В день трагедии решила съездить в город, чтобы забрать с прежней квартиры свои вещи. В течение дня постоянно звонила дружку, но вечером ее мобильник разрядился. На другой день, после зарядки телефона прочитала смс, в котором сожитель  сообщал, что убил детей. Она утверждала, что Муллин хорошо относился к ее детям, правда бил девочку, но только тогда, когда та не слушалась. Сожитель ревновал ее, говорил, что убьет детей, если Ирина бросит его. Однако угрозы всерьез не восприняла, думала,  что он просто пугает ее. Причем на допросе создавалось впечатление, что женщина абсолютно равнодушна к гибели детей, старалась всячески оправдать сожителя. По заключению судебно-психиатрической комиссии экспертов, Муллин не страдает ни хроническим психическим расстройством, ни слабоумием. В период совершения убийства он находился в состоянии алкогольного опьянения, но мог осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими. Изучив все обстоятельства дела, суд пришел к выводу о виновности  Евгения Муллина. Оренбургским  областным судом  он приговорен к 20 годам шести месяцам колонии строгого режима. После освобождения Муллин в течение года будет ограничен в свободе: не имеет права  выходить из дома после 23 часов, выезжать за пределы территории муниципального образования по месту жительства без согласия специализированного государственного органа.

Родители-садисты 

Денис Фатин и Елена Кузина воспитывали двоих детей: Диму и Галю. Но методы воспитания у них были садистские, особенно доставалось Диме, сыну Елены от предыдущего брака. Все раздражало их в поведении трехлетнего мальчика, за малейшую провинность его не просто наказывали, а истязали. Родная мать в жестокости ничуть не уступала отчиму, ребенка регулярно били по голове, телу, лицу, по несколько часов он проводил в углу. При  побоях голова мальчика ударялась о стенку, но от этого мучители только входили в раж. Когда в очередной раз отчим взялся избивать шнуром от ноутбука, Дима попытался выбежать на улицу. Фатин, схватив его за волосы, стал таскать по дому и вырвал клок волос. В один из дней он облил малыша кипятком, избил металлической цепочкой. Мучители проживали в частном доме, поэтому об истязаниях  ребенка стало известно не сразу. Родной отец Димы, забрав его однажды, обратил внимание на то, что мальчик выглядит испуганным, забитым. Переодевая сына, он увидел следы «воспитательной» работы, обратился в правоохранительные органы, к врачам. Закрытая черепно-мозговая травма, сотрясение головного мозга, множественные ушибы, гематомы, ссадины лица, головы, гематомы мягких тканей, ожог 3% туловища, левого плеча – все это говорило о том, какие мучения пришлось пережить ребенку. Фатину и Кузиной предъявили обвинение в систематическом нанесении побоев несовершеннолетнему с применением пытки. Нерадивая мать обвинялась еще и в   неисполнении обязанностей по воспитанию. Как оказалось, Фатин был уже судим за мошенничество и сбыт наркотиков. С учетом всех обстоятельств дела садист приговорен к шести годам лишения свободы в колонии общего режима. Надежды Кузиной на то, что ей будет послабление как матери малолетних детей не оправдались,  поскольку она не только не занималась их воспитанием, но сама совершила преступление по отношению к своему ребенку. Женщина взята под стражу в зале суда, ей предстоит провести в колонии общего режима четыре года. Суд передал Диму на попечение отца, двухлетнюю Галю – органам опеки и попечительства для решения вопроса о помещении ее в детские или социальные учреждения.

Променяла дочь на дозу

Кристине не повезло с самого рождения – ее родители были наркоманами. Затем у девочки обнаружили опухоль сосудов. Но  взрослым было недосуг заняться лечением малышки, они только пили и кололись, вскоре отец малышки скончался от передозировки. Голодную, одетую в обноски девочку жалели соседи, старались покормить, они же обратились в милицию. Но все попытки образумить женщину оказывались тщетными. В конце концов органы опеки и попечительства забрали Кристину в приют, так как дальнейшее нахождение с матерью было крайне опасно для ее жизни и здоровья. Единственный родственник, у которого болела душа за ребенка, – бабушка Галина Васильевна, но жила она за границей. Тем не менее постоянно звонила в органы опеки и попечительства, просила содействия. Узнав, что Кристину отправили в приют, приехала в Оренбург. Мать и рада избавиться от девочки, разрешила ее выезд по месту жительства бабушки в Словацкую Республику. Единственное, что женщину интересовало в тот момент – будет ли она и далее получать пособие по случаю потери кормильца, пенсию по инвалидности, назначенную ее дочери. На этом участие ее в жизни ребенка закончилось. В интересах ребенка мать-наркоманка была лишена родительских прав. Галина Васильевна занимается вопросами оформления опеки над ребенком.

Маргарита Морозова