Возрастные ограничения: 18+
25 апреля 2017
Вторник

Финита ля комедия

№ 21
2012-06-19
Оренбург, музкомедия, Плохотниченко, Добровольский, Нугуманов

Скандал. Что не поделили артисты и дирекция Оренбургской музкомедии

Ну не может существовать театр без конфликта! Такова его природа. Но если на сценическом конфликте и строится сам театр, то конфликт закулисный чаще всего его разрушает. Что в данном случае и произошло. На минувшей неделе была поставлена финальная точка в противостоянии администрации и труппы Оренбургского государственного областного театра музыкальной комедии. Кто победил, а кто проиграл в этой битве интересов? Казалось бы, поле сражения осталось за артистами, но... 14 июня министр культуры, общественных и внешних связей Оренбургской области Виктор Шориков объявил коллективу музкомедии о том, что ее директор  написал заявление об уходе. Юрий Плохотниченко занимал главное кресло театра с 1997 года. И, возможно, занимал бы и дальше, если бы не обстоятельства.

Верхи не могут, низы не хотят

Храм Мельпомены, к слову, с историей в 75 лет, в последние годы сильно лихорадило, что сильно подрывало его авторитет в глазах общественности. Оно и понятно: когда актер занят внутренней разборкой, на зрителя ему откровенно наплевать. Ведь мысли не о том, что нужно правдиво сыграть любовь или ненависть на сцене, а о собственном, «шкурном» интересе. Впрочем, его понять можно. Та зарплата, которую государство платит человеку, несущему искусство в массы, не прибавляет ему оптимизма. Во главу творчества становится вопрос о выживании. Повысить доход возможно качественными постановками, а также имея раскрученное имя. Очевидно – нужно стать звездой. Пусть на местном уровне, но быть любимым зрителями. Но появляется еще одна проблема – в театр мало ходят. Почему? Не интересно потому что.

Там шубы продают

Зачастую приходится слышать приводящие в замешательство фразы типа: а что, у нас есть театр музыкальной комедии? Это там, где филармония? Нет, мы туда не ходим, потому что там только поют, а опера нам не нравится. Или: а, это там, где шубы продают?..

Я не обладаю театральным талантом и, соответственно, не работаю в театре, но мне, услышав подобное, очень больно за артистов этого удивительного мира музыки, танца, актерского мастерства. Ведь артист музкомедии  – это настоящий конгломерат. Ему под силу и петь, и танцевать, и управлять эмоциями. «Легкий жанр»  – огромный труд. Увы, как оказалось, неблагодарный. И популярностью музкомедия в народе не пользуется. Невольно задаешься вопросом, почему про драмтеатр, откуда порой выходишь с недоуменным вопросом «а что это было?», известно далеко за пределами не то что области, но и России, а музкомедия с огромным потенциалом, с хорошими актерами – в полном забвении? Такое впечатление, что ее просто нет. Имена ее артистов публике неизвестны.

Пьеса для галочки

Пик популярности театра – 70 – 80-е годы. Его артистов знали и взрослые, и дети. Имена гремели: Милохин, Шнейдеровский, Ступак, Черняева, Пащенко, Левашов, Васильев. Залы были полные. Труппа по полгода не вылезала из гастролей. Вероятно, кто-то мне возразит ­– мол, времена тогда другие были. Может быть, но потенциал-то у труппы есть! Им под стать и молодые артисты, пришедшие с факультета «Актер музыкального театра», открывшегося 12 лет назад в ОГИИ им. Ростроповичей. Первый выпускник Дмитрий Гуцуляк давно уже стал любимцем публики. Фактурные парни последнего выпуска – Тугай, Фурсов, Спицын, Гурьянов, талантливые девушки – Низамова. Алексеева, Алемасцева. Горовацкая. И вместо того чтобы беззаботно блистать на сцене, они борются за существование. Ведь суть конфликта, случившегося в театре, к слову – как раз накануне юбилея, не только в том, что денег мало. Проблема, скорее, в творчестве.

Труппа музкомедии жила своими традициями долгие годы. Всякое бывало. Но театр жил. И вдруг… приехал на оренбургские хлеба режиссер Кучин. И понеслось! Главное, чем запомнился коллективу театра – он вбил кол между «стариками» и «молодняком». Разрушил уважение к мастерам, позволил начинающим артистам вести себя так, словно они уже трижды народные. Так начался раскол. Отмечу, Владимир Васильевич относился к разряду режиссеров, которые ставят спектакли не для публики, а для себя. Причем он никогда этого особо не скрывал. Хотя первая его постановка «Принцесса цирка», была более-менее смотрибельной, но, увы, потеряла свой опереточный блеск с уходом исполнителя главной роли. Сейчас же спектакль стоит в репертуаре для галочки: есть классика, которую можно в любой момент подсунуть публике. Зритель, конечно, придет. Но один раз. И больше не вернется. Единственное достижение Кучина – «Кентервильское привидение». Спектакль никогда не надоест благодаря краткости, потрясающей музыке и исполнителю главной роли Дмитрию Гуцуляку.

В ожидании перемен

В 2005 году администрация вняла голосу большинства труппы, ознакомилась с отзывами о спектаклях и приняла решение проститься с Кучиным. Пост главного режиссера занял лауреат Всероссийской театральной премии «Золотая маска» Илья Можайский. Но в силу мягкости характера не сумел закрепиться – его попросту «задушили» те, кого в театре открыто называли «кучинисты». В 2008 году труппу возглавил Вячеслав Добровольский. Он прибыл в Оренбург из Северной столицы и стал для театра надеждой на возрождение после долгого застоя. Режиссер был полон идей, с удовольствием пиарил свою репертуарную политику. Первый спектакль «Первая любовь Дон Жуана» произвел впечатление и на артистов, и на публику. Казалось бы, в театр он вдохнул новые силы. Но и между этим руководителем и артистами выросла стена непонимания – не приучена была труппа к постоянной работе. Актеры возмущались, что множественные премьеры «штампуются». И они не успевают прочувствовать роль, вжиться в образ. Но напрашивается вывод: если роль не «по зубам», ту ли профессию выбрали артисты? Может, молодые артисты просто недооценивают свои силы? Сомневаются в своем таланте? Но, простите, дело тут вовсе не в режиссере! После короткого всплеска начался ряд неудач. «Ночь перед рождеством», «Женщина на отпуск», «Ограбление в полночь», «Микадо…» не принесли режиссеру любви труппы. Последней каплей стала премьера «Венских встреч», выпущенная в кратчайшие сроки. Именно эта пьеса стала началом грандиозного конфликта. Негодование артистов подогревало отношение режиссера. Он мог позволить себе накричать, нахамить, унизить. Вел себя непозволительно. Все претензии к режиссеру были изложены администрации театра. А тут и показатели посещаемости снизились. Все претензии были погребены под главным стоном: «Мы не желаем работать с этим режиссером!» Причем высказывались все – и молодые и маститые. Администрация решила не «рубить с плеча», а запретить Добровольскому ставить спектакли до конца текущего, т.е. 2011 года.

Юбилейный простой

Накануне 75-летия музкомедии на встречу с ее коллективом пришел Виктор Шориков и выслушал претензии труппы. Именно тогда впервые прозвучала фраза, что директор не соответствует занимаемой должности: зарплаты мизерные, здание не ремонтируется, деньги с арендаторов, устраивающих выставки в фойе, «неизвестно куда уходят». Да и сам Плохотниченко готов был сложить с себя полномочия и открыто об этом заявил. Но «обезглавить» театр накануне юбилея власти не решились. Министерство культуры взяло проведение 75-летия под свой контроль. Все запланированное состоялось, хотя и «со скрипом». Важно отметить, что ни в первые, ни в последние дни юбилейной недели никто из высшего руководства мероприятия не посетил. Хотя, если подумать: театр областного значения, а губернатор Оренбургской области часто появляется и на менее заметных событиях культурной жизни нашего края!

Пик конфликта после юбилея вроде бы спал, но спустя мгновенье все вернулось на круги своя. Более того, режиссер, которому запрещено творить до конца 2011 года, 25 ноября выпустил премьеру «Все начинается с любви». Как он сам признался в день спектакля – осуществил мечту, которую лелеял 30 лет. Говоря молодежным языком «не айс!», т.е. на любителя.

Корень зла

Одним из инициаторов конфликта многие театральные старожилы считают Азамата Нугуманова. Талантливый и любимый публикой. Несколько лет назад, правда, он покидал Оренбург в целях творческого счастья в Магадане. Что там произошло и почему он вернулся, знает только он сам. Но оренбургский театр принял его и даже взял на себя расходы по оплате жилья. Но Азамату, вероятно, этого было мало – нужно было собственное жилье. Позвольте – главный режиссер театра кукол тоже снимает квартиру. Но переворотов-то не устраивает! В этом вопросе Плохотниченко и рад бы был помочь, но не в его это компетенции.

По слухам, именно под руководством Нугуманова труппа музкомедии писала бесконечные жалобы министру культуры, общественных и внешних связей Оренбургской области на действовавшего директора театра, пока он сам не «сломался» и не ушел в отставку. Увы, с его уходом конфликт не исчерпал себя. В театре продолжается противостояние, теперь уже между артистами. Режиссер собирает компромат на Нугуманова. А на имя Шорикова пришло письмо из Магадана, где администрация магаданского театра, где Нугуманов гастролировал,  открыто обвиняет Азамата в том, что он «разрушает коллектив». Те же, кто держит нейтралитет, вынуждены разрываться между все еще действующим главным режиссером и «бунтарями». Какое тут может быть творчество? Да, неугодный музкомедии директор Плохотниченко ушел. Но если задуматься, а в нем ли был основной корень зла? Наверное, каждому из артистов и руководства театра стоит задуматься и посмотреть на себя со стороны. Ведь если ты к человеку с душой, то и он тебе отплатит взаимностью. 

Финита ля комедия
Вячеслав Сергеев

Выбор читателей

Держите ,кошельки под контролем, по городу, ходит воровка,в солнечных очках, кар
Понедельник, 24 Апреля
Кто видел эту женщину? На ее счету уже 6 краж (видео)