Возрастные ограничения: 18+
25 июля 2017
Вторник

Августовский путч: с концерта на баррикады

№ 37
2011-08-19
Августовский путч: с концерта на баррикады

Новейшая история. Ровно двадцать лет назад решалась судьба страны.

На вопрос «Где ты был в августе 1991-го?»  Сергей Коновалов, начальник отдела Комитета потребительского рынка, услуг и развития предпринимательства администрации города Оренбурга, как  и еще 200 тысяч россиян, отвечает: «В Москве, у Белого Дома».

В МОСКВУ – СО СПОКОЙНОЙ ДУШОЙ 

— В то время  я работал в администрации города начальником отдела по поддержке предпринимательской деятельности и деятельности кооперативов. Из Москвы прислали приглашение на  Первый Всемирный конгресс соотечественников, который должен был состояться с 18 по 21 августа. Молодое российское правительство, возглавляемое демократами, решило собрать россиян, которые уехали за рубеж и успешно занялись там бизнесом, и попытаться убедить их инвестировать нашу экономику. Среди них были представители крупнейших компаний Израиля, Германии, Америки.

В состав делегации от Оренбурга вошли председатель областного союза кооперативов и предпринимателей Михаил Панкратов и  директор Оренбургского кирпичного завода №1 Геннадий Люлякин.

Мы прилетели днем 18-го и заселились в гостиницу «Россия». Разместили нас на высшем уровне, можно и сейчас позавидовать тому, как это было организовано в 91-м. Нам рассказали о предстоящих мероприятиях и раздали программки, заседание конгресса состоится 19 августа  в концертном зале Чайковского,  в  17.00 выступит Борис Ельцин. Днем мы погуляли по Москве и уснули со спокойной душой.

ТАНКИ В ОКНЕ

— Рано утром  к нам в номер, мы жили с делегатом из Вологды, постучался Михаил Панкратов. «Не знаю, что там происходит, но на Красной площади стоят танки», — сказал он.  Мы побежали в его комнату, окна которой выходили на площадь, и увидели, что на  Васильевском спуске остановилась военная техника. Тут же оделись и спустились вниз.

Картина была довольно странной. Стояли танки, но никакой агрессии со стороны военных не было. Взрослые и детишки подходили к ним и интересовались, что происходит. Похоже, все были в полном неведении.

Через некоторое время, посовещавшись, оргкомитет собрал всех участников в холле, и нам сообщили, что Всемирный конгресс соотечественников состоится, как и было запланировано. Уже тогда пошли разговоры, что армия захватила правительство,  и неизвестно, как будут разворачиваться события. Но в 10 утра нам подали автобус, и мы поехали.

  Сергей Викторович, неужели все делегаты остались в Москве?

— Нет, конечно. Многие улетели в свои страны еще рано утром. У бизнесменов было огромное желание влить деньги в российскую экономику. На выставке, которую они развернули в фойе гостиницы «Россия», предлагали производство мини-пекарен и мельниц, электроники, кока¬колы. Путч затормозил этот процесс на несколько лет.  

«Мы постараемся по возможности не ввязывать наших гостей в политическую борьбу», — заявил тогда председатель оргкомитета конгресса Михаил Толстой.  Он сообщил, что никаких изменений в программе не будет, но, по  всей вероятности, не состоится выступление Президента России Бориса Ельцина.

— Когда мы въехали на Манежную площадь, я увидел огромное количество народа. На всем пространстве была  кипящая толпа,  люди держали над головой плакаты: «Да здравствует демократия!», «Власть – Ельцину!».  Наш автобус с надписью «Всемирный конгресс соотечественников» радостно пропускали, приветствуя знаками победы.

Мы разместились  в зале Чайковского, прошли выступающие, и начался концерт. Для нас пела Елена Образцова, выступал великолепный ансамбль «Тульские колокола». Так прошло часа два, наверное.   И тут где­то со второго­третьего ряда, перед началом следующего номера,  выходит мужчина в возрасте, подходит к микрофону и просит слова. «Там гибнет Россия, а мы слушаем концерт. Мы должны подняться и пойти на защиту Белого Дома», — произнес он с небольшим акцентом.

После его слов весь зал встал и потянулся к выходам.

СУТКИ БЕЗ СТРАХА

— Где-то около 5 часов дня мы пешком пошли к Белому Дому. Улицы были переполнены,  мужчины несли матрасы, кровати, какие­то конструкции. У Белого Дома – огромная толпа народа.  Выступали Александр Руцкой, Сергей Шахрай. Во всех их речах звучала просьба: «Господа, товарищи! Только не уходите с площади, без вас произойдет переворот, демократия будет задушена». Стоя на танке, произнес речь генерал Лебедь, его встречали как национального героя.

Все это время мы созванивались с Оренбургом, на связи с нами постоянно были  председатель горсовета Лобачев, его заместитель Польщиков, депутат Ейкин.

У Белого Дома мы провели сутки – с 19 по 20 августа. Было организовано горячее питание, раздавали бутерброды, воду. Стояли машины скорой помощи.

То и дело передавали, что возможна химическая атака, поэтому нужно держать при себе смоченные тряпочки и в случае чего дышать через них. Проходили слухи, что приближаются танки. Говорили, что уже погибли люди. Ощущения от всего происходящего были парадоксальные. Казалось бы, информация тревожная, но чувства страха не было. В этой огромной массе людей оно не возникало. Хотя сейчас я понимаю, что достаточно было одной искры и произошло бы страшное.

20 августа, когда уже рассвело, объявили, что слово берет первый секретарь ЦК комсомола России Владимир Елагин. Мы стали переговариваться – это наш земляк. И все замерли: ведь тогда комсомол воспринимался как единое целое с КПСС.

В тот день ЦК ВЛКСМ обратился с заявлением, в котором требовал немедленного созыва Съезда народных депутатов СССР и предоставления возможности Михаилу Горбачеву обратиться к народу. «Наши особые слова — военнослужащим, основную часть которых составляет молодежь», — говорилось в заявлении. – «Мы верим, что ни при каких обстоятельствах вы не запятнаете честь и совесть кровью соотечественников».

Вечером 21 августа участники конгресса обратились с письмом на имена президентов России и СССР, а также генерального секретаря ООН, в котором осудили «путчистов во главе с Г. Янаевым». «Как видно, коммунистам не хватает той крови, которую они пролили, начиная с 1917 года», — говорилось в письме. – «Мы приехали на Родину наших предков, чтобы передать соотечественникам свои знания, умение и опыт, которые могут пригодиться на пути возрождения Отечества, а вместо этого под дулами танков и бронетранспортеров вынуждены думать о мерах безопасности Отечества наших предков».

А делегация из Оренбурга в этот день поехала  домой. Впереди были самые глобальные кадровые перестановки в стране и во власти Оренбургской области.

Кстати

Конгресс соотечественников состоялся через 10 лет

Он был проведен 11-12 октября 2001 года. В нем  приняли участие делегаты из 47 зарубежных стран. На конгрессе присутствовали первые лица как законодательной, так и исполнительной власти, все ведущие политические фигуры России.

Светлана Карлюгина