Кино не для всех. Как использовать декорации фильмов, снятых в Оренбуржье

Кино не для всех. Как использовать декорации фильмов, снятых в Оренбуржье
Мнение

4 ноября 2019, 14:44
Радик Амиров
Советник Дирекции государственных проектов МИА «Россия сегодня»
Весьма трудно писать о проблемах твоего родного края, поскольку тяжело сохранить балансировку, другими словами, объективную точку зрения. Поэтому на первый план выходит собственное эго, а оно порой очень мешает!

Посему я призвал на помощь в решении одного вопроса режиссера Александра Прошкина, отечественного режиссера, народного артиста России, поставившего такую прорывную ленту, как «Холодное лето пятьдесят третьего». Александр Анатольевич сейчас снимает третью работу в Оренбургской области – фильм «Сарматы». До этой ленты в 1999-м в Оренбуржье он снял «Русский бунт», а четыре года спустя – «Трио».

Наш ресурс уже писал о проблеме в Саракташском районе, где в свое время делался «Русский бунт». Декорации аварийные, бревенчатые стены повело, крыши домов пришли в негодность. Еще несколько лет назад здесь было полным-полно народу, сюда водили экскурсии, школьники не только из Саракташского, но и других районов «штурмовали» пугачевские владения. Приезжали люди из других регионов. Здесь проводили пышные народные гуляния и праздники, организовывали мероприятия с участием представителей областной власти. Красная гора, как называют это место, была визиткой карточкой Саракташского района наряду с поселковым храмом.

А вот теперь тут – аварийное состояние.

Мне непросто об этом писать потому, что этот объект находится совсем-совсем рядом с моей деревней Татарский Саракташ. Поэтому я говорю о своей субъективности. Скажу, много лет назад я тут пас коров и овец. Это сюда мы ездили за калиной и дровами. Здесь прошло мое детство.

А потом сюда придет большое кино, известный режиссер, именитые актеры, и «Русский бунт» спустя десять лет на разных языках я буду смотреть в Азербайджане, Турции, Германии, Иране и Ливане, потому что там любят русское кино и берут в прокат.

Когда режиссер Прошкин объявил, что в массовке будет сниматься местный люд, мои односельчане гурьбой пошли на эту гору зарабатывать себе на хлеб, локтями отталкивая конкурентов из соседних сел и самого поселка. Киношники платили каждому, кто попал в кадр. Дополнительно оплачивались наличие у местных актеров усов и бороды (их загоняли на передний план). Если у кого-то имелась лошадь или корова, домашняя птица или там молчаливая жена в платочке – это обязательная добавка к гонорару. А если самодеятельный актер приходил на площадку с кривой саблей (они делались из чего угодно) или длинным шестом, хоть отдаленно напоминающим копье – это вообще герой, и место ему рядом с Владимиром Машковым (сам Пугачев) или Владимиром Ильиным (Савельич).

Кстати, моя мама, увидев Ильина сказала ему: «Вот тут ты нормальный, а в кино – сволочь сволочью, забулдыга и пьяница!». Ильин ответил: «Какую только правду не узнаешь о себе в оренбургской степи».

Красная гора была символом не только Саракташа – всей Оренбургской области. Ведь до этой картины у нас снимали только ура-патриотическую ленту про целину. И сейчас просто по попустительству Красную гору забыли и отодвинули на дальний план, что, считаю, недопустимым, ведь на возведение декораций и съемки потрачены деньги, а позже - на организации экскурсий, плюс силы, время, людские ресурсы.

И все это – на ветер?! Неужели у местной власти (районной, областной) нет желания поправить ситуацию?

- Я не могу ничего в данном случае сказать плохого про местную власть, - сказал режиссер Прошкин. – Я могу только рекомендовать сохранить то, что уже было сделано, возведено. Наверное, и после съемок это как-то можно использовать. Не знаю, как. Это дело местного административного ресурса в лице районных или других ветвей власти. В других странах ситуация иная….

Я режиссер и могу только выражать мнение по этому поводу. Я за то, чтобы все это использовать дальше с наибольшей отдачей – материальным, моральным, возможно, как-то использовать в воспитании молодого поколения, нужно беречь культурное и историческое наследие.

- Вы снимаете уже третью картину в Оренбуржье. Почему? Вам нравится край, нравятся люди?

- Люди у вас золотые. Трудяги. Я вижу, как они работают. Край – просто замечательный. По-моему, в «Русском бунте» отражена вся природа богатой области. А люди – самое главное богатство.

- И чем является для вас Оренбуржье?

- Честно?!

- Александр Анатольевич, как на духу.

- Оренбургская область является для меня второй родиной. Сказал честно и откровенно.

Не пора ли народным избранникам, заседающим Заксобрании или в Государственной Думе, подумать и принять решение относительно того, что сказал Александр Прошкин? Не пора ли обратить внимание на этот вопрос? Ведь можно же развивать детский туризм внутри области? Можно. Оренбургским подросткам важно знать не только то, что за пределами области. В первую очередь им нужно учиться жить у себя на родине и знать ее историю.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter